00:45 

You're only mine

mari-mari-mar


***

- Рафаэль, позволь спросить, куда ты меня так усиленно тащишь? – братья прошли всего пару метров, а Леонардо уже успел споткнуться несколько раз о беспорядок, устроенный свинтусом Микеланджело тем утром. Надо бы завтра после спарринга настроить его на уборку…

- Сказал же, что скоро увидишь. Не будь таким нетерпеливым, старший братик! – усмехнулся владелец красной маски, прибавив ходу, отчего Лео от неожиданности чуть не полетел носом в пол.

Он хотел было ещё повозмущаться о жестоком обращении к своей персоне, но доносившиеся непонятные звуки невольно заставили прикусить язык. До лидера только сейчас дошло, что младший брат притащил его чуть ли не к самой двери комнаты Микеланджело.

- Раф, зачем ты меня сюда…

Вместо ответа мастер сай поднес палец к губам, тем самым призывая Лео закрыть рот и не выдавать себя, после чего указал на приоткрытую дверь. Не понимая, что же он всё-таки хочет, лидер, недовольно оторвав ото рта чужую руку, осторожно подошёл и заглянул. В следующий миг он отдёрнулся от проема, чуть не вскрикнув, но Раф вовремя снова зажал ему рот ладонью и прижал к полу своим телом.

В первый момент Леонардо подумал, что от подскакивающих гормонов он всё-таки сошел с ума и теперь ему видеться всякая чушь, но нет. Глаза его точно не обманывали. На кровати Дона и вправду лежал Майки, соблазнительно изгибающийся под руками гения и тихо вскрикивающий. Сам же Донателло, удобно расположившийся между ног младшего, мягко ласкал языком его нижний пластрон, заставляя каждый раз, не сдерживаясь, стонать и тихо всхлипывать от накатывающих на него ощущений.

Похоже, старшие братья прибыли как раз вовремя, потому что младшие, кажется, только-только приступили к самому главному. Дон, целуя во все места, до каких мог дотянуться, вошёл в младшего брата и задал самый дразняще-медленный темп, поминутно прерываясь на поцелуи. Майки, томно вздыхая, отвечал ему с не меньшим жаром, всякий раз пытаясь попасть в такт рваным толчкам Донателло, впившись пальцами в сковывающие его запястья веревки, обхватывающие столбики кровати. На всякое движение Дона младший отвечал тихими вскриками и даже в таком состоянии пытался сдержать громкие стоны вроде «ещё!» и «глубже!», ведь почти рядом находилась комната Сплинтера.

- А Дон не промах, если сумел отхватить такой лакомый кусочек, не так ли, о, Бесстрашный? – послышался над ухом Лео вкрадчивый голос Рафа, о существовании которого старший давно забыл не смотря на то, что тот самым наглым образом развалился у него на панцире. – И кто ж знал, что наш тихий и застенчивый умник такой извращенец?.. И ведь утверждал, что всю ночь работать будет… Эй, Лео, что с тобой?..

Старший брат, уже ничего не слыша, спрятал пылающее лицо в согнутых руках, пытаясь сдерживать подступающие, рвущиеся из горла собственные стоны. Между ног уже ощутимо тянуло и пластрон выдавал явную выпуклость. Стояк… как не вовремя. Будь проклята его природа, подсунувшая ему такую свинью!

- Они занимаются этим уже около часа, – будто бы отвечая на вопрос ответил владелец сай, - из чего я сделал смелый вывод, что наши младшие братцы давно друг от друга без ума.

«Сдержаться. Лишь бы сдержаться!», чуть ли не стоная, мастер катан уже было потянулся к нижним пластинам, из-под которых начала показываться влажная головка, но тут на периферии сознания успел вовремя заметить, как Дон приостановился, повернув голову в сторону двери и только чудо позволило Рафу сграбастать парализованного брата и вовремя оттащить его подальше от щели, прижимая тяжело дышащего, как в лихорадке, лидера к пластрону. Кровь стучала набатом в голове, но старший отчетливо слышал каждое слово младших братьев за дверью.

- Д-Донни… по-почему ты остановился? – послышался всхлип пополам со стоном. Судя по голосу, Майки было очень хорошо и обидно, что его любовник остановил такие замечательные фрикции.

Послышался тихий смешок, заставивший лидера испугаться еще больше, чем в последнюю минуту быть обнаруженным. А дальнейшее чуть не остановило его сердце.

- Прости, малыш, мне показалось, что кто-то сюда зашел. – Судя по судорожному вздоху, младший из братьев хотел было вскочить, забыв, в каком положении находится.

Послышался еще один тихий смешок гения, с последующим поцелуем.

– Да ладно тебе, может это Кланк прокрался сюда полюбоваться на своего развратного хозяина?

- Это ужаасно… – судя по голосу, Майки до безумия возбудился, представив даже такую аудиторию. – Не говори таких пошлостей!

- Просто шутка. Хотя про развратного я не шутил, мой маленький развратный Майки, – послышавшийся влажный звук принес за собой еще один стон, не заглушенный подушкой, но оба брата не придали этому значения, продолжая самозабвенно заниматься любовью. – Давай покажем ему всё, чему я тебя научил?..

Лео уже не слышал не заглушенные ничем стоны Майки. Единственное, что позволило запомнить его воспаленное сознание, это то, как его несли куда-то, а потом он осознал, как сильные руки опускают его на кровать в его комнате.

- Ч-черт, я урод среди уродов, - тихо всхлипнул мастер катан, зажмуриваясь от накатывающих слёз и потому закрывая лицо ладонями.

В любой другой ситуации за такие слова Рафаэль давно бы вспылил и дал волю кулакам, но сейчас он лишь грустно улыбнулся и прижался лбом ко лбу любовника, прошептав «не бери в голову», после которых, отняв от мокрого от слез лица ладони Лео, поцеловал того в дрожащие губы. Он начинал жалеть о том, что заставил старшего брата пройти через это. Его любовник оказался до того впечатлительным, что не смог сдержать внутренних тревог. Кто бы мог подумать, что у Лео могло быть столько комплексов. Но Раф не был бы Рафом, если бы не помог бесстрашному лидеру даже не в столь опасной, и, тем не менее, щекотливой ситуации.

- Как мне теперь смотреть в глаза остальных? – продолжал торопливо шептать Лео. – Что мне теперь делать, Раф? Что нам делать?

- Поменьше думать и побольше наслаждаться жизнью. Не надо превращать секс во что-то выходящее за грань. Отпусти свои инстинкты. Научись доверять мне и не стесняться себя. Ты прекрасен и достоин любви не меньше, чем кто-либо из нас…

Лео открыл рот от удивления, и Раф тут же воспользовался появившейся возможностью и заткнул его поцелуем. Плоть росла под пальцами обладателя алой повязки, и тому не составило большого труда возбудить его как надо.

- Ты так взволновался из-за того, что я тебе сказал? Я ведь нечасто говорю тебе такое… Или же ты позавидовал нашим младшим?

- Н-не надо, Раф…

- Нечего им завидовать. Ты прекрасен, просто из-за своих комплексов никак не осмелеешь. Давай я тебе помогу.

Перехватив брата за плечи, Рафаэль вдруг перевернулся на панцирь, и в мгновение ока Лео оказался на нём.

- Раф, что ты..? – испуганно пролепетал Лео.

- Тссс… Дай мне полюбоваться тобой.

В таком положении владельцу сай было лучше видно брата. И он видел и понимал, что со своей позиции Лео не мог окунуться в иллюзию, что он может в любой момент натянуть на себя одеяло или спрятаться за подушкой. Раф видел его и будет видеть, как почти всё его тело реагирует на удовольствие, которое будет доставлять ему младший брат.

- У тебя очень сильные ноги, – сказал Раф, ухмыляясь и поглаживая гладкие бёдра Лео. – Это хорошо. Я хочу, чтобы ты продержался как можно дольше.

Раф стянул с себя повязку и перевязал ею основание члена брата. Быстро вдохнув воздух, лидер спрятал голову в плечи и зажмурился.

- Открой глаза, Лео. Всё хорошо. Посмотри на меня.

Голос темперамента был непривычно мягким и заботливым в сочетании с властностью и контролем над ситуацией. Лео просто не мог противостоять ему. Он послушно посмотрел на Рафа – на щеках едва заметно играл румянец.

- Я ещё не готов, братец. Подготовь меня для себя. Уверен, нам обоим понравится.

Лео так и хотелось съязвить, что данная «процедура» понравится больше Рафу, но промолчал и вместо этого погладил медленно выползающую из-под пластрона плоть. Постепенно лидер начинал ощущать положительные стороны своего положения и, осмелев, хотел было отстраниться и попробовать вкус брата, предварительно доведя его до оргазма, но Раф не дал ему этой возможности.

- Не надо так быстро. Наслаждайся, растягивай удовольствие. Я помогу тебе, Лео.
…Тем не менее, Лео пришлось постараться. Он не думал, что направлять чей-то ствол – свой или чужой – в горячее нутро так сложно. Ему помогло то, что он уже не был девственником – в противном случае, могло бы не получиться протолкнуть Рафа внутрь себя. Но стоило ему сесть и привыкнуть к новым ощущениям – отсутствие опоры под панцирем, частичная «невесомость» в пространстве и прожигающий взгляд любовника – как он начал двигаться.

Какое-то время Раф ему не помогал, имитируя полную незащищённость и отсутствие власти. Лео делал всё сам. Да, ему пришлось много раз подниматься и снова садиться на немалых размеров член, зато ему нравилось видеть брата, распластанного внизу и стонущего от переполнявших его ощущений. Это было не так удобно, как снизу, но Лео получал удовольствие не только от Рафа и процесса, но даже от самого себя. И, пожалуй, в редких случаях, подобно этому, он чувствовал себя значимым, сильным и уверенным. В редких случаях он чувствовал некоторое подобие превосходства над Рафаэлем.

Лишь когда Лео откинул голову в предвкушении оргазма и застонал от невозможности кончить, Раф притянул его к себе, согнул ноги в коленях и стал размашисто толкать свой член в Лео. Это были запредельные ощущения, сильно контрастирующие с теми, что были всего несколько секунд назад. Он снова чувствовал власть, но, в то же время, остатками сознания понимал, что это он свёл с ума Рафа, а значит, даже так, даже умоляя о разрешении кончить, он оставался «главным» в этой ситуации. И это ощущение – как раз то, чего так не доставало Лео.

Лео закатил глаза, и, после нескольких фрикций, в него излились, входя до конца. Дрожа, лидер упал рядом и, дождавшись, когда с его налитой кровью, почти что болящей плоти снимут повязку, беззастенчиво кончил на простыни. Раф полюбовался этим и зрелищем вытекающей наружу его собственной спермы и, наклонившись, поцеловал постепенно теряющего сознание брата.

- Мне всё равно, что скажут другие. И тебе должно быть всё равно. Я хочу быть счастлив с тобой, равно как и ты – со мной. И ничего, ничего важнее этого быть не может. Понимаешь?

У Лео не хватило сил ответить. Он просто коротко кивнул и, прижавшись к младшему брату, провалился в счастливый сон.

***

Донателло улыбнулся. Он слышал абсолютно все звуки, доносившиеся из комнаты Рафа, и, естественно, догадывался о посторонних, находящихся возле его лаборатории в самый интересный момент. Догадывался о появлении зрителей более понятливых, чем безобидный Кланк, чьим присутствием он поддразнил Микеланджело.

Кстати, о Микеланджело. Обладатель фиолетовой повязки только что очнулся от сильнейшего оргазма и понял, что забыл освободить руки младшего, мирно спящего и не обращающего внимания на вес чужого тела прямо на нём (возможно, эта тяжесть была ему даже приятна).

Гений черепашьей команды перекатился на бок и аккуратно развязал верёвки, позволив им упасть куда-то на пол. Он приобнял Майки поперёк пластрона одной рукой и прижал его поближе к себе, где-то в глубине души боясь отпустить. Из головы всё никак не хотел исчезать образ совершенно противоположного Майки из той поражающей своей предысторией реальности, в которой ему «посчастливилось» побывать. Отчаянно не хотелось допускать мыслей о том, что нечто подобное может произойти с ним и здесь, но опасения сквозняком прокрадывались в душу быстрее доводов разума.

- Нет, - едва шевеля губами, прошептал Донни, поцеловав брата в лоб, - я тебя ни за что не оставлю. Этого не произойдёт.

Майки даже и не думал быть разбуженным таким к себе вниманием, слишком вымотанный для чего-то подобного; он лишь начал забавно причмокивать во сне, одновременно с этим дрыгая ногой так, будто кто-то временно вселившийся в него решил наказать владельца бо за все прегрешения парочкой синяков.

Сдавленно хихикнув, Донни обнял его ещё крепче, раздумывая над тем, наблюдал ли он в своей жизни картину более милую, чем он видит сейчас. Поэтому, накрыв младшего одеялом, он удобно пристроился рядом и внимательно стал наблюдать за чертами родного лица, думая о чём-то своём.

@темы: NC-17, Донателло, Леонардо, Микеланджело, Рафаэль

   

Turtlecest Fanfiction

главная