mari-mari-mar

***
Честно говоря, Лео ожидал проснуться, прижимаясь к теплому телу рядом с ним. Да, он ожидал что-то типа этого и даже немного разочаровался, что этого не произошло… С тихим стоном, потирая глаза, он аккуратно изогнулся, избегая лишних движений, причиняющих дискомфорт и все-таки осторожно сел. Тело ломило от боли, но это, скорее было приятно, нежели наоборот. Самого лидера несколько занимал более насущный вопрос: куда же свалил после их «ночки» младший брат. Впрочем тут же отмел эту мысль прочь, потому что Раф дремал рядом, обхватив колени руками и прислонившись к стене под оконной рамой. Самого же Лео он, обтерев от засохшей спермы невесть откуда взявшимися мокрыми, валяющимися рядом, салфетками, заботливо укрыл одеялом и оставил ему в распоряжение аж целый футон. Немыслимая доброта со стороны младшенького… Но Лео это было приятно. О нем еще никогда так не заботились. Но после его первого в жизни секса появилась шальная мысль, что объект его мечтаний вот так о нем позаботился, пусть и немного странным способом, заставила его сердце трепетать от радости и смущения.

Но что-то было явно не так. И дело было вовсе не в том, что он с братом сделали совсем недавно. Мастера катан привлекло его странное поведение. Владельцу красной маски явно снился какой-то кошмар. Лео понял это сразу. Младший выглядел напряженным до предела, мышцы то и дело напрягались, зрачки метались под закрытыми веками, а губы приоткрывались в беззвучном крике. Лидер, превозмогая боль и неприятные ощущения под хвостом, все-таки подполз к владельцу саев и коснулся рукой его пылающего, мокрого лба.
- Рафи… - лидер немного заволновался; он никогда не видел брата в таком состоянии. Но как только Лео нежно провел пальцами по хмурящемуся лбу младшего братишки, разглаживая морщинки, тот почему-то сразу успокоился и теперь выглядел более спокойным.

~~~
- Да когда же это кончится?!
Ему казалось, что он этого не выдержит. В скором времени уж точно. Его решимость просто рушилась как карточный домик.
«Мы должны держаться вместе! Не дайте им нас разделить!»
Голос Лео больше не звучит так громко. В последнее время он доносился будто бы из сломанного приёмника. И бывшему Всевидящему стало казаться, что он перестал ощущать присутствие старшего брата рядом с собой. Хотя его больше раздражало другое.
Этот непонятный чертов кошмар, который являлся ему снова и снова, едва он закрывает глаза.
Каждый раз он пытается шевельнуться, прилагает огромные титанические усилия, чтобы двинуть хотя бы ногой, но у него выступают только капли пота на лбу.
… Словно со стороны он смотрит, как фут-ниндзя с этими мертвыми пурпурными глазами летит на него, поднимая многокиллограмовый топор, а Рафу страшно даже вздохнуть, потому что если он это сделает, то закричит, но гордость не позволяла в последние минуты своей жизни показывать свой страх. Он просто зажмуривается, ожидая минутную боль, после которой он точно вырвется из этого тупикового сна.
- Раф!
Он резко распахнул свои глаза на источник звука, не понимая, откуда он исходит. Он звучал как будто из ниоткуда, придавая немного сил, но все равно не помогая сойти со «смертельной точки», куда на него буквально летел фут-ниндзя.
- Лео?
Точно, ведь сейчас начинается самая «интересная» часть его сна. Рафаэль горько усмехнулся, ожидая виновника всего этого «веселья». Вот сейчас старший братец, не думая о себе, вклинится между ним и источником опасности.
Так и есть. Изящный и грациозный Леонардо, что-то крича, бежит к нему, на ходу вынимая катаны. Раф просто не мог оторвать от него взгляд, ровно до того момента, пока лидер не заслонил его собой, встав в боевую позицию. Время будто замедлилось. А потом что-то изменилось, что-то, что не входило в рамки сна: вполоборота взглянув на Рафа, Лео улыбнулся. Ласково и нежно, как бы успокаивая и говоря, что всё впорядке.
- Да очнись же ты!
Ниндзя встрепенулся. В этот раз этот голос стал слышаться громче, перебивая шум, раздававшийся на заднем плане.
Его голос…
Он будто звучит из ниоткуда, громче, чем звуки боя, но он придает сил, и Рафаэль кидается вперед…

- ЛЕО!!!
Раф, резко распахнув глаза, с диким воем, напугавшим самого старшего брата, резко метнулся вперед, на ходу вытаскивая саи, которые тут же воткнул в футон. Леонардо едва успел уклониться в сторону, иначе заместо футона мог оказаться он сам. Но Рафу в данный момент было не до него. Его трясло, и с него капал пот, как после особо тяжелой пробежки. По взгляду же можно было понять, что он еще не отошел от кошмара. Зрачки были сужены от страха, дыхание вырывалось из горла прерывистыми хрипами.
- Рафаэль? – Лео пытался говорить спокойно и не делать резких движений, чтобы не напугать излишне напуганного брата. Лидеру самому было страшно, но не за себя. А за Рафа. Таким он его никогда не видел и у него возникал всего один вопрос: что же ему такое снилось, отчего ничего не боящийся Рафаэль стал походить на испуганного и загнанного зверька?
- Ле… о… ты… впорядке? – странно было слышать его голос таким хриплым после сна, и в то же время таким испуганным.
- Конечно… конечно я впорядке…
После этих слов Раф облегченно выдохнул, напряженные плечи сразу же опустились, пальцы разжались и саи с тихим звоном упали на разодранные простыни. Лидер едва успел подхватить за плечи ослабевшего брата, дабы тот не впечатался лбом в пол. После того, когда дыхание выровнялось, Лео притянул Рафа к себе, укладывая его головой себе на колени.

***

- Так ты мне все-таки скажешь, что тебе снилось?
- Когда буду готов.
Неловкая пауза. Они не выходили из той позы почти полчаса. Все это время Раф молчал и иногда зачем-то гладил колено Лео, желая удостовериться, что он все-таки не мираж и что он настоящий. Лео же млел от этой непонятной ласки, сгорая от желания узнать причину такого переменчивого настроения у брата. Но что-то ему подсказывало, что сейчас не время. По-крайней мере для Рафаэля.
- Так ты впорядке?
- А по моему лицу видно, что я впорядке?
И снова неловкая пауза. Оба, по каким-то причинам, стеснялись заговорить первыми, хотя понимали, что то, что с ними обоими произошло, уже не изменить.
- Эмм, слушай Раф…
- Только попробуй сказать, что все то, что произошло между нами – простое недоразумение. Я тебе голову оторву, - пробурчали ему в ответ.
- Что?.. нет-нет, - рассмеялся лидер, на что Раф уткнулся лицом в колени брата и благодарно заурчал, когда Лео стал тихонько поглаживать его по голове. Милое зрелище заставило лидера невольно улыбнуться. – Просто мне кажется, что все, что происходило с нами в последнее время – какой-то театр абсурда. И до сегодняшнего дня я вышел будто из какого-то долгого сна.
- Понял-понял. Но ты лучше объясни свою реакцию на меня. И давно наш Бесстрашный Вожак влюблен по уши в такого обалдуя, как я?
- Я… я точно не помню… наверное, с детства…
- Прямо-таки с самой мутации? Или же когда мы были безмозглыми рептилиями и сидели у какого-то сопливого пацана в аквариуме?
- Нет конечно! – лидер уткнулся взглядом в одну точку, пытаясь выявить нужные фрагменты из своих воспоминаний. – Кажется, едва мы начали ходить и говорить. Я думал, что это обычное увлечение. Думал, что в том, что я наблюдал за тобой, за твоими тренировками со Сплинтером, или даже как ты ешь – ничего плохого нет. Но потом это заметил отец и тогда с его слов я понял, что это плохо.
- Да уж, сенсей всегда был ярым гомофобом. Ну и что? Как же ты скрывал все это дерьмо столько лет?
- Хех, медитации, дорогой мой Рафи. Но, кажется, их было недостаточно для меня. Вместо того, чтобы перестать думать о тебе, мое тело само начало меня предавать. Именно поэтому отец и…
- … отправил тебя в Южную Америку?! – внезапная догадка прошила мозг Рафаэля и он даже вскочил от неожиданности, совсем забыв про недавнюю слабость. – Это не только ведь был способ найти себя и свой путь лидера, но и способ отгородить меня от тебя?!
- Скорее тебя защитить от меня, - мягко поправил Рафа Лео. – Мне и правда чуть помогли эти скитания по джунглям. Но, признаюсь… мне часто было одиноко без тебя и без братьев. Мне даже не хватало твоего ворчания. – Лео нервно хихикнул.
- Тогда почему ты сорвался сегодня? Что произошло? – хмыкнул Раф, улегшись обратно брату на колени.
- Отец как-то назвал это «брачным сезоном». У каждого вида животных он проявляется в разные периоды. Мастер сказал, что у него он прошел еще полвека назад, когда он был еще обычной крысой. Неловко это говорить, но он давно предупредил, что когда-нибудь всех нас ждет та же участь… Мы же… не люди… - горькая усмешка тронула губы Леонардо, но он тут же взял себя в руки и продолжил. - Я читал, что обычно в этот период некоторые виды животных ведут себя агрессивно. Некоторые просто становятся в буквальном смысле сексуально-озабоченными и ищут себе партнеров. А остальные виды просто сходят с ума от одиночества, если не находят.
- Ну и как же ты смог все это выдержать до сегодняшнего дня? Агрессии я явно не замечал.
- Отчасти именно ты мне и помог. И ты же в этом и виноват! – Лео склонился над самым лицом брата, едва касаясь его носа своим. – Если бы не ты, я бы…
- … дрочил, пока не сдох бы от спермотоксикоза, - гоготнул Рафаэль, за что получил тычок в ребро.
- Я бы сам справился, но ты как всегда вовремя пришел и все испортил! – Раф удивленно приподнял бровь и хмыкнул от вида возмущенного лидера. В этот момент он выглядел довольно… мило. – Оставалось меньше недели и тогда бы я…
Леонардо в этот момент уже хотел продолжить распинаться и нравоучительствовать, но Рафу, которому осточертело выслушивать весь этот нелепый бред, удалось заткнуть его самым действенным, на который он был способен в данный момент, способом. Дернув за концы маски он приблизил голову брата ближе к себе и поцеловал, придерживая второй рукой его затылок. На удивление лидер даже не пытался вырываться или дать промеж глаз. Он просто с энтузиазмом стал отвечать на этот чувственный поцелуй. Более того, Раф почувствовал, что язык братца проскользнул внутрь его рта и стал вовсю хозяйничать, чему Рафаэль не мог позволить и тут же взял инициативу в свои руки. Завязалась недолгая борьба, из которой владелец саев, естественно, вышел победителем.
Хотя Леонардо вовсе был не против, когда его опрокинули на панцирь. Наслаждаясь мозолистыми, но такими нежными руками Рафаэля, он с удовольствием и отзывчивостью отвечал на все, чего ему давал его новоявленный любовник. Но когда лидер почувствовал одну из рук на своем бедре, то он мягко, но настойчиво остановил ее, отстранившись от брата. Встретившись глазами с недоуменным взглядом Рафа, владелец катан помотал головой:
- Раф… н-не сейчас, мы…
- Извини, кажется, я немного переусердствовал… У тебя там, возможно, всё саднит…
- Мы… мы всегда можем заняться этим чуть позже… - краснея, прошептал владелец катан.
- Я… Что??
Градус неловкости заметно повысился. Рафу казалось, что у него сейчас пар из ушей пойдет. Так краснеть ему еще никогда не удавалось. Даже когда он впервые увидел Эйп. Но присутствие Лео всё окупало. Старший брат непостижимым образом заставлял сердце вспыльчивого владельца саев биться как птица в клетке.
И он и помыслить не мог о том, что и его бесстрашный брат испытывает в данный момент те же ощущения, что и он…
… а то, что ведут в данный момент они себя, как краснеющие девицы, их уже нисколько не волновало.


***

Рафаэль, отойдя от внезапно накатившей на него неловкости, кашлянул в кулак. Он снова сидел у стены, прислонившись к ней панцирем, и ощущал, как непрошенное возбуждение оставляет его. То, что сказал Лео, несколько удивило саеносца. Эти чувства, о которых он не догадывался и это, несомненно, предложение снова посетить сие заброшенное здание с определенной целью... Мечнику понравилось? Ему правда понравилось, как вел себя брат во время секса? Было ли это достаточно опытно и умело, раз лидер захотел повторить?
- Слушай, Раф... - заговорил вдруг Лео, вырвав темперамента из бурного потока мыслей, что для него было совсем несвойственно, - ты...
Что бы братец не собирался сказать, он был очень смущен и немного растерян. Бегающим взглядом мечник оглядывал комнату, толком не зная, на чем остановиться. И Рафаэль заметил, что таким образом он мечнику был не интересен.
Темперамент не торопил его, позволяя собраться с мыслями. Он понимал, что параллельно может и мучить тем, что не произнесет вопрос за лидера, потому как примерно понимал, о чем пойдет речь. А последний был слишком мил, когда не мог подобрать слова, чтобы освободить его от этого.
- Ты... - мечник начинал немного злиться, наблюдая такое над собой издевательство, но он не простит себе в будущем, если не спросит. - Ты был... - Лео набрал в легкие побольше воздуха и выдал, как скороговорку, - не похоже, чтобы ты занимался этим в первый раз!
Темперамент состроил задумчивый вид и почесал подбородок. Говорить, или не говорить?...
- У тебя кто-то был до меня?
Теперь мечник даже казался грустным. Он чуть опустил голову и смотрел на собственные, сложенные на коленях руки.
"Ревнует" - усмехнулся саеносец. Почему-то от осознания этого внутри стало так тепло и радостно...
- Понимаешь, - протянул он, - Как-то Кейси и я...
И Раф чуть не рассмеялся в голос от такого шокированного, с выражением полного ужаса лица мечника. Его глаза были широко распахнуты, рот раскрывался и закрывался, словно у выброшенной на берег рыбы. И, кажется, он уже долго сидит так, задержав дыхание от вырванных из контекста слов.
- Даже думать об этом не смей, придурок, - и Рафаэль толкнул брата в плечо, заставив покачнуться и тем самым приводя в чувства. Лидер с облегчением выдохнул и положил голову ему на плечо. А потом, словно сам от себя не ожидал таких действий, весь напрягся, готовый в любой момент отодвинуться. Саеносец, хмыкнув, приобнял его за плечо и погладил по руке, заставляя расслабиться.
- Ты меня перебил. Я имел в виду, что Кейси поделился со мной своей коллекцией порнушки, и я... с удовольствием проводил время.
- Ты... учился по книжкам? - спросил мечник, удивленно хлопнув глазами.
Он был удивлен подобным открытием. Камасутра - это, конечно, не "История Древней Японии", за которую темперамент бы взялся... Просто удивительно то, что он, в каком-то смысле, совершенствовался. Лео, подкошенный этим ужасным брачным периодом, тоже не насытился бы просто дрочкой, но такое ему бы точно в голову не пришло. Только если бы... он тренировался для кого-то. Чтобы кого-то для себя особенного поразить.
- Ага. Единственные книги, что есть у меня в комнате, - усмехнулся Рафаэль. Про то, что эти книжки были далеко не про юных красавиц, саеносец деликатно промолчал, дабы не шокировать брата еще больше.
- Зачем? - тут же спросил лидер, не успев вовремя прикусить язык.
Просто ему, влюбленному в этого ненормального черепаха, очень хотелось знать ответ. К чему саеносец готовился так усердно, что уже сейчас достиг такого профессионализма в сексе?
Ниже свесив голову, Лео второй раз за последние пять минут почувствовал себя бесполезным и недалеким уродцем. Конечно, ему бы очень хотелось, чтобы брат учился для него, и только для него... Но не заставлять же? Да и раз Раф лишь сейчас узнал о нескромной симпатии к себе, то он просто не мог совершенствоваться для мечника.
Тогда для кого же? Кейси, раз в каждой шутке есть доля правды? Эйприл, что всегда находится рядом с Мстителем в маске? Майки? Донни? Людская девочка с поверхности, ради которой он когда-то надевал свои доспехи?
Так просто облокачиваться на плечо любимого существа и размышлять о его похождениях... это было слишком жестоко.
Неожиданно темперамент потерся щекой о лоб лидера. Слишком интимно для просто брата, но и не слишком страстно для любовника. Может, не слишком по-собственнически, а слишком нежно и осторожно. Приятно.
- О чем бы ты сейчас не думал, выбрасывай все из головы, потому что это немыслимый бред, - тихо, с хрипотцой проговорил саеносец, почти касаясь губами чужой головы. Он, продолжая поглаживать плечо Лео, немного замолчал, и потом прибавил, - меня можешь оставить.
И мечник уже чуть ли не урчал от удовольствия. Он повозился в объятиях и, усевшись между колен Рафа, повернулся к нему лицом, обхватил ногами вокруг панциря и крепко обнял за шею. Теснее. Чтобы чувствовать сердцебиение, такое же быстрое, как у него самого. Поцеловать в плечо, в скулу, чтобы оно участилось еще больше, и никогда не отпускать, потому что лидер не был уверен, что он сможет теперь отпустить брата. Любыми способами, любыми жертвами и затратами он хотел, чтобы саеносец добровольно принадлежал ему, а Лео - уже давно не свой.
Медленно выдохнув, мечник почувствовал чужие руки на своем панцире. Раф прикрыл глаза, уткнувшись лбом в плечо партнера и, кажется, собирался задремать, но едва лидер зашевелился от слегка неудобного положения, то он сразу же поднял голову, с явным ожиданием глядя на старшего. Не дождавшись какого-либо ответа, он просто прикрыл глаза, легко потеревшись носом о нос любовника.

- Пошли… домой? – шепчет спустя несколько минут молчания Раф. И Лео, улыбнувшись, лишь кивает.
Рафаэль, встав, протянул руку мечнику. Тот, с ее помощью, приподнялся, но тут же резко рухнул на хвостатый зад, поморщившись от боли и резких движений.
- А-ааах, черт! Раф, я не могу встать! – завопил старший.
Саеносец, осознав всю серьезность положения, расхохотался.
- Хватит ржать! Это ты во всём виноват! – владелец катана надулся на младшего, как мышь на крупу. От такого жеста он стал сильно походить на Майки. Непривычно было видеть, как Лео, отбросив на задний план все свои заморочки лидерства, стал вести себя как маленький ребенок. Хотя Рафу показалось, что тому это идет даже больше, чем напыщенное спокойствие, от которого воротит не только темперамента, но и остальных братьев. Надо заметить, что Рафу нравился такой новый лидер.
- Хехехех, ну извини, похоже, я переборщил, когда мы… - Рафаэль заткнулся и заржал заново. Остановиться было невозможно, особенно когда Лео, опираясь о стену, пытался приподняться и сделать хоть шаг и снова падал на простыни.
Взгляд саеносца упал на усеянные засосами шею и плечи брата. Почему-то это принесло ему садистское удовлетворение, представившему, как лидер будет объяснять отцу эти следы, явно заметные на лиственно-зеленой коже… да и вообще их маскировать.
Поняв, что в ближайшее время пойти ему не удастся, Лео с горьким вздохом уселся на колени.
- Хехех, ладно, Бесстрашный Вожак, я потащу тебя на себе, – широко улыбнулся вспыльчивый ниндзя, присев рядом с братом.
- Чего? Я не хочу!..
- Предпочитаешь вернуться домой ползком? – тут же посерьезнел Раф. – Или на руках пойдешь? Думаю, людям будет очень интересен такой цирк.
Лидер смутился, поняв, что Рафаэль, в кои-то веки, прав.
Не дожидаясь согласия брата, владелец красной маски подхватил его на руки, осторожно перетащил его к себе на панцирь и подошел к окну.
Он про себя отметил, насколько Лео легкий. Естественно, питаться одним шоколадом и зеленым чаем… Откуда тут весу-то взяться?
«Придем домой, и я заставлю его съесть всю пиццу, что купим по дороге», - с нежностью отметил про себя темперамент, с явным удовольствием обхватывая руками лодыжки брата и заставляя посильнее обвиться вокруг него.
- Лады, неженка, держись крепче! Кстати…, - поставив одну ногу на подоконник, Раф как-то странно улыбнулся, оглянувшись на судорожно вцепившегося в его плечи брата, - как там твоя "высотобоязнь"?
- "Высотобоязнь"? Раф, ты что задумааа..! – договорить ему не удалось, так как саеносец резко вскочил обеими ногами на подоконник и с громким улюлюканьем, сопровождающимся криком и руганью Лео, сиганул из окна.

***

- ТЫ С УМА СОШЕЛ??
Последующие полчаса, когда вопли испуганного и злого на весь мир лидера затихли и тот до хруста вцепился Рафу в плечи, саеносцу показалось, что лидер своими криками успел уже перебудить не только весь город. Максимум и врагов оповестил о своем местоположении.
- Я и не знал, что ты всё тот же малыш, Леон.
Явно задетый за живое, старший, вспыхнув, попытался принять самое невозмутимое выражение лица, что дико рассмешило саеносца.
- Может все-таки дашь мне чуточку свободы? – спросил Раф, похлопав брата по бедрам, ноги которого так сильно обхватили его туловище, что ниндзя стал ощущать себя коалой. Лео же, видимо, удостоился скромной роли его детеныша.
- Не дам. Ты моей смерти точно хочешь, - хмуро проворчал куда-то ему в ухо Лео. Полчаса назад он от неожиданности и испуга чуть не сломал Рафу ребра, сдавив слишком сильно ногами, но теперь тупо из принципа не хотел ни за что выпускать из тисков пострадавшее тело. И даже из мести как следует ущипнул Рафа в плечо, но сильно удивился, услышав не злостное шипение, а хрипловатый смешок. – Что тут смешного??
- Ты такой милый, когда обижен, знаешь это?
- Кончай издеваться!
- Я и не издеваюсь, - перепрыгнув на очередное здание, мастер саев прибавил скорость, почувствовав, как брат, словно оттаяв, выпустил из тисков пальцев многострадальные саднящие плечи и, словно извиняясь, обхватил руками за шею и уткнулся в нее носом. Обида на Рафа как-то сама собой прошла, уступив место необоснованной нежности. - Просто сейчас ты выглядишь живым. Мне это нравится.
Его прямолинейность иногда просто убивала, и вот Лео снова вспыхнул от смущения, отвернувшись и смотря на проносящиеся мимо крыши.
Живой, да? А каким же он был до этого самого дня?
Хладнокровный, ищущий во всем изъяны лидер, воздвигнувший вокруг себя несокрушимую стену? Кажется да, он был таким, но из-за Рафа эта, казалось бы, «несокрушимая» стена рухнула в одно мгновение. Хорошо ли это было? Что же, сейчас лидер действительно чувствовал себя живым и даже каким-то свободным. А эти все правила… да пошли они к черту! Сейчас он хотел быть лишь с Рафаэлем, который любил его настоящего, наплевав на свои принципы. Что же еще нужно для счастья?
За этими размышлениями лидер не заметил, как саеносец начал притормаживать, а потом и вообще пошел медленней. Видимо очень устал, да и Лео был нелегкий для него, как подумал сам мастер катана, и, застыдившись, легонько сжал пальцы на плечах брата.
- Раф?
- Мм?
- Отпусти меня, дальше я сам.
- Э? А разве у тебя ничего не болит?
- Немного. Но я в порядке, правда.
Леонардо не обманывал, он и правда чувствовал, что внизу у него практически перестало саднить (спасибо мутации за чудесный презент), хоть некоторые движения и приносили некоторый дискомфорт, но это можно было и перетерпеть.
Темперамент с минуту подумал и все-таки остановился, осторожно опустив Лео на крышу. Мастер катана, оказавшись на ногах, сразу же стал разминаться, чувствуя, как кровь начинает циркулировать в затекших от долгого пребывания в одной позе мышцах. С благодарностью взглянув на брата, лидер заметил легкий румянец на щеках второго. Тот все время исподлобья наблюдал за ним, но когда лидер повернулся, тут же отвел взгляд, но румянец скрыть был не в состоянии.

Не говоря ни слова, оба ниндзя вскочили и побежали по крышам. У Рафа была заметная фора, поэтому Леонардо немного отстал, но мастер саев все равно специально периодически останавливался, дабы подождать и помочь «пострадавшему» лидеру в беге.
- Как в старые добрые времена? – прокричал сквозь ветер Раф, когда они, наконец, поравнялись. Их разделяло расстояние примерно с вытянутую руку.
- Ты имеешь ввиду, когда я тебя постоянно обгонял? – хмыкнул Лео, сделав сальто и приземлившись прямо перед носом удивленного его действиями саеносца. - О, да, приятные воспоминания! – и лидер в шутку показал ему язык. Данное действие настолько сильно смутило темперамента, что он чуть не влепился в ближайшую стену, в последний миг успев оттолкнуться от крыши, перелетев через препятствие.
Ниндзя недоуменно помотал головой. Да что не так с этим Бесстрашным? То он кричит как ненормальный, то мурлычет, как кот Микеланджело. Но эти изменения в характере лидера буквально сносили ему, Рафаэлю, голову. В хорошую сторону, конечно же.

Перелетев через очередную крышу, Раф прибавил скорость и, неожиданно почувствовав легкое головокружение, решил ненадолго остановиться, прислонившись к кирпичной трубе. Про Лео он подумал, что еще успеет его догнать.
Перехватившее от долгого бега дыхание никак не хотело приходить в норму, а перед глазами неожиданно начало всё вращаться. Такого с ним никогда еще не происходило, что сильно удивило Рафаэля.
«Может переутомился?» - он провел рукой по лицу, осознавая, что по нему течет пот. «Да что же это?! Не могло же мне так резко поплохеть, ведь минуту назад я был свеж как огурчик!».
Но мысли были так же внезапно прерваны еще одной неожиданностью: глаза будто заволокло тьмой и на мгновение темпераменту показалось, что он сейчас отключится.
- Раф!
Мастер саев резко встряхнул головой, почти сразу очнувшись от голоса брата и осознавая, что все эти несколько секунд сидел, привалившись к трубе. Зрение почти сразу же пришло в норму, но слабость все равно давала о себе знать.

Взволнованный его состоянием Лео уже хотел было подойти к брату, как шестое чувство внезапно заверещало об опасности. В воздухе явственно ощущалась угроза, заставившая лидера напрячься и вскочить, выхватив обе катана из ножен. Что сделал и Рафаэль, с рычанием вытаскивая саи и напряженно оглядываясь в поисках угрозы.
Натренированный годами далеко уже не юный ниндзя как кошка подпрыгнул и, перевернувшись в воздухе, приземлился рядом с братом. И очень вовремя: на том месте, где он стоял, воткнулся сюрикен.
Их медленно окружили со всех сторон.

***

Леонардо встречает первого ниндзя ударом ногой в живот, отчего тот теряет равновесие и летит с крыши. Клан Фут вечно ходил огромными стадами, поэтому на месте одного у него за спиной оказывается сразу четверо. И не жалко их предводителям так расходовать свою какую-никакую, а всё-таки военную силу?
Заметно поумневшие, ниндзя почти сразу разделили их с Рафом, окружая каждого поодиночке. Когда они дерутся спиной к спине, то процесс раздачи тумаков и серьёзных ранений идёт гораздо быстрее, да и прикрывая друг друга они бы исключили возможность значительных повреждений. А так… так дело приобретало несколько иной оборот.
На звон оружия тело откликается приятной дрожью. И если темперамент наносит удары быстро, со всей силы и нескончаемым потоком, получая от хорошего боя настоящую эйфорию, на какой-то момент придающую лёгкость душе, то Лео же сражается по сравнению с ним как-то медленно, почти грациозно. Он впитывает в себя ту толику наслаждения, испытываемую воином в схватке, и хоть четверо на одного - не совсем честно, это не мешает ему полностью посвятить себя в этот момент этому чудесному лязгу соприкосновения двух катана. У Футов неплохое оружие, но у него лучше.
Знал бы только их главнокомандующий, что творилось у обладателя алой повязки внутри… Его преследовал этот чертов сон уже и наяву, не давал покоя, раз за разом повторяясь и заканчиваясь одним и тем же… Это было просто невыносимо - видеть смерть брата столько раз и осознавать свою беспомощность. Крыша, ниндзя клана Фут и они двое. Чем не воплощение кошмара в реальность?
Успевая колотить наступающих на него чёрных таракашек, Рафаэль ещё и наблюдал за тем, как продвигаются дела у брата. Дела у него, надо отметить, продвигались довольно-таки хорошо. Те, что отчаянно рвались в бой, не успевали даже коснуться мастера катана, тут же отправляясь в незабываемый полёт вниз головой. Правильно, нечего тут выпендриваться перед остальными. Некоторые пытались сражаться один на один, но всё это длилось до смешного коротко и через некоторое время ниндзя лишались если не настроения продолжать, то оружия. Правда вот надо признать, что у футов, пытающихся схитрить, получалось сделать это всё лучше и лучше. У черепашек-мутантов, к сожалению (или к счастью), не было пары глаз на затылке, поэтому следить за несколькими нападающими сразу братьям не удавалось, что, впрочем, не особо мешало им мастерски уклоняться от ударов. В какой-то момент прекращается всё так же быстро, как и началось. Замерев на какой-то миг ниндзя, словно отключившись на пару секунд, начали неторопливо отступать. Странным было то, что приказ им отдали только сейчас. Что и почему их подвигло на это?
Только вот какой-то малец всё не хотел оставлять Леонардо в покое. Мечник понимал по хрупкой фигуре и ломанному голосу, наполненному ненавистью, что ниндзя явно что-то про них наплели, так как он что-то кричал, судя по тону всякие глупости вроде «Вон с нашей планеты, мерзкие мутанты!». Да, промыли же ему мозги… Лео хотелось узнать, насколько этот новичок сможет зайти далеко. Ему хотелось понять, можно ли его ещё спасти и смогли ли родители или наставники привить ему хоть капельку благородства.
Катана в мелко подрагивающих руках зловеще блестит. Леонардо напряжён каждой клеточкой тела, ждёт, чтобы увидеть, что будет дальше. Он бы успел увернуться в том случае, если ошибся в своих выводах, но…
Лидер не заметил толстый провод и, споткнувшись, упал, затылком и панцирем ударившись о железную крышу. Видимо этого юный фут-ниндзя ждал долгое время, со своими собратьями потихоньку оттесняя Лео от своего брата и загоняя в импровизированную ловушку, потому что с победным воплем он поднял оружие, замахнувшись над дезориентированным мастером катан.
Но тут произошло то, чего никто никак не ожидал. Младший, легко отшвыривая от себя оставшихся Футов, прорывается к нему, выбивает ловким ударом меч у ниндзя из рук и с такой яростью хватает его за грудки, что в какой-то момент Лео мысленно содрогается этим резким переменам в Рафе.
Он со злостью перехватил ниндзя за шею и резко сдернул с него маску. Лео едва удержался от вскрика, когда ему предстал дрожащий и испуганный мальчишка, что-то кричащий на незнакомом им диалекте и пытавшегося вырваться из стального захвата сильных пальцев Рафаэля.
- Раф! Раф, пусти его! Он сейчас задохнется! –закричал оправившийся Лео, вцепившись в плечи саеносца.
Как будто очнувшись ото сна, Раф разжал пальцы на шее неудачливого ниндзя, и тот упал около ног темперамента, жадно глотая воздух ртом и хватаясь за горло.
- Вали отсюда, пока я тебя не сожрал! – прорычал Рафаэль, для пущего эффекта надвинувшись над пареньком.
Мальчишка с громкими воплями о помощи понесся по крыше и прыгая с нее в первый попавшийся проулок.
- Клан фут совсем охренел? Набирает в свои ряды уже и детей?! Да этой малявке не дашь больше пятнадцати! – глаза Рафа пылали недобрым огнем. Кулаки сжимались и разжимались.
- Боюсь этого мальчика даже не спрашивали… - грустно прошептал Лео, вцепившись в руку брата. Этот, казалось бы, обычный жест до конца привел в чувство владельца красной маски, и он, волей не волей, успокоился.
- Да, думаю, ты прав, - прошептал куда-то в макушку лидера Рафаэль, прижимая его близко к себе. Леонардо дрожал. Ему впервые было страшно, хотя он и сам не понимал, отчего. Может от того, что его жизни угрожала небольшая, но все же опасность, а может от того, что до того, как Раф напал на мальца, в его глазах отразился такой животный страх, что невольно даже Бесстрашного Лидера пробрало до костей. Что происходило в тот момент в голове у пацана не хотелось даже представлять.

~~~

Оставшийся путь они провели в относительной, но все же тишине. Шум бега, размеренное, натренированное дыхание, иногда чуть слышимое бряцание оружия, но никаких разговоров. Но последней причиной этому стала дикая усталость, одолевшая лидера и вынудившая того попросту отрубиться, тихо посапывая в шею Рафу. Бывшему Всевидящему не оставалось ничего кроме, как теперь еще и беспокойно придерживать спящего брата. Еще свалится на бегу, проблем не оберешься же. Поломается. И все-таки Раф продолжал бежать, пока силы позволяли, давая Лео время хотя бы немного отдохнуть. Ему ужасно хотелось последовать примеру старшего, и как можно быстрее устроиться отдохнуть, но, если заснет и он, кто дотащит их до дома? Увы, службы доставки усталых черепах-мутантов в кровать пока никто не организовал и ничего не остается, кроме как мобилизовать свои силы и продолжить упорный путь домой. Ну, по крайней мере, ему. Еще немного он, пожалуй, сможет пробежать.
Еще чуть-чуть. Ну и еще немного. Нет, вот теперь точно все.

- Эй, хватит там дрыхнуть, мистер «я доберусь до дома сам», - с усмешкой, но ощутимо устало саеносец зовет Лео, чуть встряхивая того на ходу и с легкой завистью глянув через плечо на бесстрашного лидера. Послышалось сонное бормотание, Рафаэль же сосредоточился на беге, старательно переставляя начинающие деревенеть ноги. Он уже приметил место, где остановится и потому заранее разбудил брата, намереваясь не задерживаться на дороге. Дыхание его сбилось, ведь, несмотря на силу, Рафаэль не мог целую вечность тащить на закорках Леонардо, мало уступающего ему по весу. Его предел выносливости стремительно приближался, и в качестве финишной прямой саеносец выбрал канализационный люк. Дальше Лео придется вспомнить свои слова и в прямом смысле продолжить путь на своих двоих.

А вот и оно. Рафаэль останавливается, ставит Лео на землю и молча отдыхает, шумно дыша и упираясь ладонями в колени, пока Леонардо подцепляет и отодвигает в сторону канализационный люк. Минутка передышки, не более, обещает себе саеносец. Мышцы ног, кажется, полностью потеряли способность к работе, но мутант подбадривает себя тем, что до дома остались считанные минуты бега. Уж там-то он отдохнет, как положено, и сумасшедший день закончится. Должен. Был. Потому, что вот прямо сейчас что-то, появившееся откуда-то сбоку, мощно ударило готовящегося к спуску Лео в пластрон, отправив того в головокружительный полет. Рафаэль успевает выпрямиться и проследить траекторию лидера – тот с хрустом сминает собой тонкое деревце и часть придорожного газона, издав какой-то совершенно беспомощный звук при приземлении. Оставшийся на ногах мутант дергается было в сторону, интуитивно понимая, что следующим будет он, но усталость тормозит его реакции, а ноги словно завязли в грязи, и он не успевает отреагировать. Сильный удар отдается по всему телу, сбивая дыхание, голова запрокидывается, и он почти не ощущает, как падает на асфальт, только слышит скрежет, с которым катится на панцире, стирая узор. На мгновение оглушённый, он все же четко слышит отвратительный, совершенно незабываемый чавкающий звук, с которым неведомый враг скрывается в канализации.
- Что это за хрень?! – взбешенно восклицает саеносец и тут же резво вскакивает, доставая оружие из-за пояса. Усталый организм не замедлил сразу же напомнить ему о том, что вообще-то был обещан отдых. От резкого подъема в глазах заплясали мушки, а саи в ладонях стали подозрительно тяжелыми. Конечно, он все равно встал в стойку, ожесточенно скалясь. Вот только еще приключений не хватало! Пожалуй, это тот самый редкий случай, когда он вымотан настолько, что больше хочет лечь и уснуть, чем задорно драться. Пока его вопрос повисает в воздухе, а от газона отделается не менее оглушенный Леонардо, из открытого канализационного люка доносится еще череда удаляющихся, но все равно впечатляющих звуков. И хотя никто из мутантов не смог разглядеть вражину, доносящие до их слуха звуки и без того обещали громадные проблемы. Не будь они столь вымотаны, эти жуткие звуки изрядно пощекотали им нервы. Пока что они их больше злили, ведь отдых, который был им так нужен, явно откладывался.
- Да что же это за… Мало нам было футов, так еще и это..! – Рафаэль определенно злится, начисто игнорируя боль от удара, до сих пор гулко отдающуюся во всем теле.
- Он… оно спустилось в канализацию, - лидер же напротив, не кипятился, а напряженно всматривался в распахнутый люк, будто надеясь увидеть, что происходит там, в темноте. К сожалению, способностью видеть в темноте он не обладал, а потому им предстояло вновь забросить свои мечты об отдыхе куда подальше и поспешить следом за неведомым, загривком ощущая опасность. Уже внизу, когда их глаза приспособились к сумраку, они двинулись в погоню, осторожно переставляя усталые конечности. Лишний шум, очень может быть, грозил им новой, не менее впечатляющей оплеухой, и ни Рафаэль, ни Леонардо не горели желанием ее получать. Им оставалось только как следует применить уроки учителя и скрываться в тени, медленно следуя вслед за невидимой тварью. Как ни всматривался в темноту Лео, как ни старался ее обнаружить Раф, им не удавалось увидеть даже части ее тела. И, что самое плохое в этой ситуации, каждый из них кожей ощущал ее присутствие. От страха, невольно растущего в их душах, не было покоя.
- Держись рядом, - все же нарушает тишину мастер саев, невидимо приблизившись к Леонардо и как бы невзначай загораживая его от скрывающегося врага. Он даже не знает, чего боится сильнее - самому быть заживо съеденным чудовищем или того, что брат может попасть под удар...
- Тихо... слышишь?
Тихий, можно даже сказать, деликатный шум впереди привлекает внимание настороженных мутантов. Оба реагирует инстинктивно, чуть занося оружие для удара, но тут еще один звук, буквально врезавшийся в их спины, настолько внезапен, что их словно током бьет. Неужели врага два?! Звон консервной банки, вот что это, понимает их мечущийся в состоянии близком к панике, разум. Лео кажется, что ему не хватает воздуха, он быстро облизывает ставшие вдруг сухими губы и под аккомпанемент бешено стучащего сердца вглядывается в темноту. Рядом он слышит тяжелое дыхание Рафа и видит блеск его глаз. В этой ситуации он и не подумал бы уйти далеко от брата... В глазах словно песок и он вновь думает о том, насколько он устал. В чернеющем сумраке он улавливает движение, делает короткий замах – и останавливает клинок, едва не чиркнув лезвием по камню. Всего лишь крыса... С нервным смешком он переводит дыхание, и сообщает о ложной тревоге брату, следящему за тем, что впереди. Оба мутанта похихикали, чувствуя, как напряжение вновь сводит усталые мышцы, и чуть ослабили внимание, решив, что твари уже давно нет поблизости.
Конечно, это была ошибка. Единственное, что может оправдать их беспечность – нечеловеческая усталость, подгрызающая их силы и концентрацию внимания. Быть может, не будь они столь измученными, эта тварь бы не смогла их провести. Но, так или иначе, она это сделала, и теперь, добившись от них потери бдительности, рухнула сверху...


***

Пробуждение было довольно приятным.… По крайней мере, для умника. Но сначала, проснувшись на неудобном диванчике, Донателло первым делом почувствовал, что в него упирается что-то острое. Приоткрыв один глаз, владелец бо увидел, что это что-то не что иное, как локоть Микеланджело, которым тот бесцеремонно тыкал в бок гения. Дон обалдевшим взглядом уставился на младшего брата, не понимая, что они оба делают на тахте, и почему они обнимаются, хотя инициатива принадлежала Дону.
Поэтому неудивительно, что после того, как Донни покопался в своей базе мыслительных данных и вытащил из своей опустошенной черепушки нужные сведения прошлого дня, то он с тихим вскриком свалился с узенького диванчика.
- Пресвятая наука! – это все, что Донателло смог выдавить, когда в его мозгу всплыли воспоминания прошлого дня: Он – переспал – с – Майки! С – его – родным – братом! Смыслом всей его жизни! Как же он теперь посмотрит ему в глаза?От депрессивных мыслей его отвлек тихий всхлип Микеланджело. Непроизвольно морщась от боли, младший во сне повернулся на бок лицом к умнику. От увиденной картины, Донателло зажал себе пальцами нос, ибо кровь прилила к голове: Майки, сжался в комочек под теплым пледом и сосал большой палец, как ребенок. Его детская привычка, от которой он так и не избавился. Дон не мог, просто не мог побороть желание прикоснуться к нему и погладить по голове.
Гладкая, чувствительная кожа, почти без шрамов… При первом разе он был немного груб с ним, поэтому догадывался, что где-то проявятся синяки (впрочем, не только синяки). Осторожно, дабы не разбудить спящего, Донни стащил одеяло наполовину. Так и есть, заметные и незаметные следы его бурной деятельности покрывали почти все тело младшего. Начиная от шеи и заканчивая уж совсем в неприличных местах. Дон был почти уверен, что на светло-зеленой коже эти метки просто обязательно бросятся в глаза Сплинтеру… Хоть отец и не такой… извращенец, чтобы смотреть, куда не надо...
С минуту подумав, гению пришла идея, которой он не преминул воспользоваться. Метнувшись в ванную, Донни принес губку и кастрюльку, полную воды. Присев на диван, Дон начал осторожно стирать следы с груди, живота и бедер брата. Майки пока не просыпался… Только морщился во сне и смешно чесал носик.
Взгляд умника упал на приоткрытые искусанные в кровь губы братишки. И сразу нахлынули остаточные воспоминания того прошлого дня.
Сводящие с ума ласки. Горячие поцелуи. Экстаз…
Сладко… Было так сладко...
Как сейчас. Владелец бо наклонился, вдыхая крышесносящий аромат, проводя губами по закрытым глазам Майки, опускаясь ниже и нежно целуя его.
Младший завозился под пледом и резко открыл глаза. Перед своим лицом он увидел склонившегося над ним старшего брата. И сразу его рот накрыли горячие губы. Пальцы нежно проводили по дрожащим векам, щекам, шее, плечам…
Тихий стон, и Дон, наконец, оторвался от притягательных губ.
- Доброе утро, соня, - нежная улыбка. Младший густо покраснел, пробурчав что-то в ответ.
От Дона не укрылось, как Майки скривился от боли, пытаясь приподняться на локтях и сесть. Кое-как, он помог младшему устроиться так, чтобы не тревожить больное место.
- Сильно болит? – владелец бо легко провел влажной губкой от самой шеи до низа пластрона. Младший замотал головой и, судя по потемневшему оттенку кожи, сильно-сильно смутился.
- Н-немного… - младший резко свел колени вместе, когда рука умника провела губкой по внутренней поверхности бедер, стирая засохшую сперму, поднимаясь выше…
- Тебе бы сейчас хвост и ушки и ты будешь вылитый Кланк, – улыбнулся Донателло, ласково погладив его по покрасневшей щечке. – Такой же милый…
Видел бы сейчас себя Майки со стороны. Потому как его цвет кожи сейчас сильно отличался от нынешнего.
- Майки, ты… меня боишься? – младший взглянул на Дона и у него защемило сердце. Умник выглядел подавленным. И, кажется, чувствовал вину за то, что причинил боль любимому младшему брату. Поэтому Майки обхватил ладошками его лицо, заставив посмотреть на себя.
- В-вовсе нет! – для пущей убедительности владелец нунчак еще и головой замотал. Причем с такой силой, что гений побоялся за сохранность его шеи. – Просто я…
- Просто ты что? – владелец бо взглянул в глаза младшего.
- Эммм.… Вчера.… Все случилось так неожиданно… И я просто…
Дон подсел ближе и обхватил ладони брата, все еще державшие его лицо.
- Малыш, неужели ты предлагаешь продолжить? – лукавая улыбка на лице, заставляющая сердце биться чаще.
Но Микеланджело отчего-то вдруг резко вскочил с дивана и с возмущением, на которое был способен, взглянул на Донателло.
- Извращенец! Я вообще предлагаю прибраться!
Дон немного прибалдел. Известно, что в их маленькой семье владелец оранжевой маски единственный не любил даже само слово «уборка», и уж конечно в жизни никогда не брал в руки даже тряпки…
- Ммм… Майки, что на тебя нашло? С каких это пор ты вдруг задумался над тем, чтобы прибрать нашу берлогу?..
- Вот с этих!
Дон с минуту молча смотрел на покрасневшего надувшегося младшего, а потом расхохотался. Это впервые за столько лет, когда это голубоглазое чудо смогло рассмешить его.
- Эй! Что я такого сказал? – возмущенно засопел голубоглазый.
- Ну, братик, тогда я пошел… кхм… не буду тебе мешать…
Донни, повернувшись спиной к весельчаку, уже готов был пойти в сторону своей лаборатории, но внезапно его окликнул смущенный голос Майки:
- Эммм, а ты мне не поможешь? – наивные голубые глазищи жалобно уставились на старшего брата. Владелец нунчак понял, что убирать тот бардак, что они вчера натворили вместе, придется ему одному. Сам напросился. И ему ничего не оставалось, кроме как разжалобить умника. Но он совсем забыл, что на Донателло эта тактика давно не действует. В детстве работала. С горем-пополам работает разве что на их лидера, и немного на Рафаэля.
Но владелец бо лишь подошел к нему и, прижав к себе, нежно поцеловал. Майки вцепился в старшего, в надежде, что тот не оставит его в сей трудный час, но Дон, оторвавшись от брата, лишь мягко улыбнулся:
- Прости, котенок, но мне нужно работать… Я помогу тебе позже.

***

После данного стимула и необыкновенного поцелуя, владелец нунчак обречённо пополз по коридору к кладовке с намерением отыскать нужные предметы, чтобы навести хотя бы подобие порядка в гостиной. На самом же деле он не хотел убираться. Просто понял, что ему, как и Дону, нужно хотя бы немного побыть одному в размышлениях. Все-таки не каждый день твой родной брат затаскивает тебя в постель, лишая девственности и, таким образом, своеобразно признаваясь в любви.

Дон же, посмеиваясь, как и сказал, пошел в свою лабораторию. Он намеривался разобраться, наконец, с новыми мутантами, появившимися словно из ниоткуда. Эти твари уже который месяц не давали спокойно жить их городу. Причем с каждым днем их численность увеличивалась. Хотя умнику казалось, что он с братьями смогли уничтожить хотя бы меньшую часть того токсина, что обнаружилась в канализации после того инцидента Стокмана.
Но начать работать ему так и не удалось, потому как он услышал приглушенные ругания и громкий грохот. Подозревая худшее, Донателло побежал на звук и увидел странную картину: Майки с воплями нарезал круги по кухне и пытался погасить огонь, видимо созданный им самим, и плитой, с которой он не в ладах.
Дон хлопнул себя по лбу, моля, чтобы этот цирк не услышал и, не дай Бог, не увидел отец. Он в последнее время какой-то нервный, не стоило его волновать.
Потушив, наконец, источник пожара и подхватив на руки возмущенное вопящее голубоглазое чудо, Донателло погнал в ванную, где у них находилась аптечка.
- Ох, панцирь! Малыш, как ты так умудрился? – щелкнул того по лбу умник, после того, как протер антисептиком и перевязал обоженную лапку недовольно сопящего младшего. - И вообще, такое чувство, будто враги сожгли родную кухню…
- Ауч! Брат! Я уже тебе говорил! Это твое изобретение меня просто не любит! Клянусь, оно точно хочет меня убить! – Майки смешно замахал руками, успевая при этом дуть на перевязанную ладошку, - Зачем ты вообще создал что-то такое с искусственным интеллектом, да еще и умнее меня??
Сдержать себя просто не было сил. Микеланджело его убивал своими наивными голубыми глазищами. Поэтому в который раз умник не выдержал и расхохотался.
- Боже… какой же ты еще ребенок! – Дон, хохоча, потрепал Майки по голове.
Микеланджело надулся и с возмущенным воплем повалил старшего на пол. Донателло от неожиданности не успел уследить за действиями братца (неуклюжий ниндзя все-таки вырос). В результате обе черепахи покатились по кафельному полу ванны, сметая все на своем пути.
Похоже, умник опять только этого и ждал, потому что не успел владелец оранжевой маски даже пискнуть, а Донни, схватив его за запястья, уже подмял под себя и поцеловал. Их пальцы переплелись; гений со всей силой вжимался в младшего, пытаясь продлить секунды блаженства. Майки вначале подергался для приличия, а потом, поняв, что сильного старшего брата не побороть таким способом, сдался. И уже сам отвечал на страстный поцелуй.
- Хах, Д-Донни! – Приглушенный вскрик, когда горячие губы прикасаются к шее, и всхлипывающий стон, когда язык чертит влажную дорожку до ямки между ключиц.
Руки уже скользят по бедрам в невыносимо прекрасном, но медленном ритме. Ноги младшего уже рефлекторно обхватили талию Донателло.
- Я же обещал, что мы продолжим…- прошептал ему на ухо владелец бо, когда, наконец, они решили прервать поцелуй, потому что кислород стремительно закончился.
- Господи, хоть бы сейчас никто нас не прервал! – шепотом взмолился умник. Майки засмеялся. Действительно, только у них что-нибудь начинается, как тут же любую идиллию прерывает либо ворвавшийся Кейси, сразу сломавший своей любимой клюшкой при входе что-нибудь, либо орущий и неадекватный Рафи-бой…
Но, похоже, Бог еще спал в сей ранний час, потому что их уединение потревожил сильный грохот и матюкания.
Рафаэль. Кто же еще?
Со вздохом оторвавшись от столь желанного тела, Дон поднялся, при этом протянув руку и помогая подняться младшему. Тот выглядел довольно грустным, что не подходило для «неунывающей» черепашки. Умник притянул его за концы маски и поцеловал в уголок губ.
- Малыш, не волнуйся, мы еще продолжим… вечером – подмигнул Донни и вышел из ванной, оставляя краснеть Микеланджело в гордом одиночестве.


***

Справившись, наконец, со своей юношеской проблемкой в одиночестве, владелец нунчак выглянул из-за двери на источник шума. Старшие братья, только зашедшие в дом, о чем-то громко говорили с подошедшим к ним Донни у входа в убежище. А рядом с ними на полу… Едва взглянув туда, Майки похолодел от ужаса.
На полу лежало нечто, напоминающее тушу огроменного насекомого, чем-то схожее с гигантской сороконожкой, метра в четыре-пять, не меньше. Судя по виду полудохлая – видны были следы от саев и катан старших братьев. При этом Раф еще ее связал и теперь тащил за собой по пятам как балласт… Как ему не было противно, ведь это, похоже, было самым страшным его кошмаром!
- Фьююю! Парни! Ну и где вы откопали такое чудище? – присвистнул Майки, когда уже отошел от небольшого шока и теперь, на пару с Доном, подошел поближе к мутанту.
- Не поверишь, на улице, гений! – огрызнулся «красный» ниндзя.
Проигнорировав последнее ругательство, весельчак присел, чтобы поближе разглядеть масштабы насекомого-переростка. И, как обычно бывает с везением Майки, насекомыш резко открыл свои глазки-сегменты и злобно уставился на младшего из черепах. Все произошло в одно мгновение; вмиг Дон подхватил Микеланджело и отпрыгнул с ним на безопасное расстояние. Леонардо, что стоял рядом с Рафаэлем, оказался на морде монстра и проткнул одной из своих катан так, чтобы та не могла раскрыть свою пасть. Раф же будто даже и не пошевелился, но монстр завыл и начал бить своим телом-хвостом и извиваться в агонии, и все заметили, что один из саев засел глубоко в одном из злобных глазок сороконожки.
- Э… ч-что только что произошло?! – испуганно закричал Майки, когда Раф хоть и одним ударом, но все же утихомирил монстра. Напугало младшего то, что из ее приоткрытого подобия жвал вытекала какая-то зеленоватая гадость, шипя и разъедая бетонный пол их жилища. Донни, перестав держать Микеланджело, осторожно опустил того на пол, на всякий случай придерживая.
- Она просто защищалась, глупый… встать можешь? – с беспокойством спросил гений, заметив, что у младшего от шока подкашиваются ноги. Поэтому он его осторожно усадил на пол. – Как я понял, некоторые виды этих существ выделяют что-то наподобие кислоты, позволяющей защищаться от врагов и…
- Ой, умник! Не читай тут всем лекции! – хмуро сказал Рафаэль. – Я это и так понял, когда она превратила один из моих саев в неизвестную субстанцию!.. – на пол полетело что-то, что когда-то напоминало сай Рафа. Точнее то, что от него осталось. - Забыл добавить: пока мы сюда направлялись, на нас, сначала, напали недоделанные футовцы, а потом еще и эта сволочь! – прорычал он. – Кстати, наверх сейчас выходить не советую… - добавил он немного погодя. Лица младших братьев вытянулись от ужаса, представляя тот бедлам, что сейчас творился наверху.
- Ох, ну и намучились мы с ней! – вздохнул лидер. Казалось, Лео вообще не пострадал, если не считать нескольких синяков. В отличие от Рафа, который весь был в грязи и царапинах… - Оказалось, что у нее очень твердая кожа, которую сразу не пробить, и острые жвала …
- И плюс ко всему, она плюется кислотой, разъедающей все на своем пути. Еще повезло, что сейчас мы смогли ее остановить, иначе от тебя, Майк, ничего бы не осталось.
Рафаэль и Леонардо враз улыбнулись, когда Майки пискнув от страха, спрятался за надежную, по его мнению, спину Донателло.
- Не боись, мелкий. Она теперь уже точно неопасна… - ухмыльнулся Раф, брезгливо пнув безжизненную тушку ногой. Лео мягко улыбнулся младшему из братьев, подтверждая слова Рафа.
- Так, и зачем же вы притащили это сюда?
- Чтобы наш умник смог разобраться, что это за херня, – Рафаэль невольно хмыкнул, заметив маниакальный блеск в глазах гения. Таким взглядом он всегда смотрел лишь на очередной объект для исследований. А значит всё, чем он до этого занимался, будет отложено на второй план. Это понял и самый младший из братьев, но второй по старшинству не заметил, как тот печально вздохнул, опустив грустный взгляд в пол.
- Так, помогите-ка мне перетащить то, что осталось от этого ко мне в лабораторию и постарайтесь не забрызгать пол!.. - Дон уже начал распоряжаться, надеясь поскорее изучить странное насекомое. Даже потер лапки от удовольствия. Братья со вздохами уже было собрались выполнять поручение гения и уже взялись катить непомерную тушу до лаборатории, как…
- Сыновья!
Все братья враз испуганно вытянулись в струнку рядом с мутантом, не смея пошевелиться. Из своей опочивальни выходил мастер и, судя по голосу, он был в ярости. И было бы странно, если бы это было не так.
Лео, выйдя вперед, склонился перед учителем.
- Сенсэй… мы…
- Леонардо! Потрудись объяснить мне, почему по всему нашему дому раздается этот смрад? И что случилось с полом? И что вообще здесь произошло?
Старшие, переглянувшись друг с другом, одновременно выдохнули и под строгим взглядом отца начали рассказывать всё, что пережили последний час, умолчав лишь про то, что произошло незадолго до происшествия. С каждым рассказом хвост учителя всё больше и больше метался в гневе туда-сюда, глаза чуть ли не молнии метали, а обстановка в гостиной будто приобрела угрожающий оттенок из-за ауры сенсея.
- И что же вы оба собрались делать с этим существом теперь?
- Мы… мы как раз собирались изучить это, сенсэй.
- Притащив опасное создание в дом и уничтожив пол в священном додзё, вы решили изучить ЭТО?
- Сенсэй, я обещаю… - начал было лидер, но его перебили.
- Советую изучить это создание поскорее, иначе вас обоих ждет наказание! – развернувшись, Сплинтер скрылся за сёдзи. Бумажные двери с тихим шуршанием закрылись.
Едва он ушел, висевшее как Дамоклов меч напряжение в зале сразу как-то спало. Майки со стоном даже сполз на пол от облегчения.
- Кажется, мы только что пережили грозу, - перевел дыхание гений, заметивший, что все это время почти не дышал.
- Не просто грозу, чувак, целый ураган! – вскочив, хихикнул мастер нунчак, несильно пихнув брата в бок. Донни ему улыбнулся.
- Ну и что нам делать-то теперь? – хмуро обратился ко всем Раф.
- Отец дал нам задание узнать, что это существо и откуда. Мы должны выполнить его приказ. – Лео повернулся к Дону, положив руку тому на плечо. – Справишься ведь с этим?
Все знали, Лео на данный момент утверждал, а не спрашивал, так что Дон с воодушевлением лишь кивнул, взглянув на насекомое. Оставался главный вопрос, как это перенести в лабораторию?
- Ну что, как по старинке – руками? – хмыкнул саеносец, пытаясь скрыть отвращение.
- Да мы его даже на сантиметр не сдвинем! – проныл Майки, с ужасом представляя, что будет прикасаться к этой жути.

***

Все-таки надо было отдать Дону должное – не за красивые глаза его называли гением. Метнувшись в подсобку, находившуюся рядом с его лабораторией, он приволок нечто, напоминающее тележку без колес. Держалось это чудо техники с помощью вакуума, вырывающегося из сопл позади.
- Нравится? – Дон заметил недоумение на лице братьев и поспешно продолжил объяснять, - технологии утромов. Я переделал их летательный аппарат незадолго до того, как они улетели домой. Он им все равно бы не пригодился…
- С чего ты так решил? – подозрительно спросил лидер.
- Ну, кому нужна развалюха, у которой даже руля нет?
Гений умолчал, что незадолго до отлета утромов руль был заботливо откручен и выкинут в укромное место. Именно поэтому утромы нехотя и отдали умнику эту чудо-машину.

С натугой, но все же братьям удалось взвалить мутанта на тележку, которая моментально прогнулась от немаленького веса, но с успехом выдержала испытание на выносливость.
Дальше было проще, не нужно было даже толкать – Дон, откуда-то вытащил карманный коммуникатор и включил зажигание, что заставило машину плавно поплыть по воздуху в сторону лаборатории.

Дон отстранённо наблюдал за передвижением платформы с телом необычного существа. Его не мог не радовать новый экспериментальный образец и тот факт, что учитель разрешил ему его на некоторое время оставить, но он прекрасно понимал: появление таких вот «красавцев» на улицах города не предвещает ничего хорошего.

Умник, после того, как с горем пополам переместил мутанта с платформы на свой рабочий стол, выдвинул ящик с инструментами. И хотя мёртвое страшилище с первого взгляда не представляло собой никакой опасности, он не имел представления о том, с чем столкнулся, поэтому на всякий случай надел специальные перчатки, маску и защитные очки. Для начала он с помощью лупы изучил кожный покров, взял соскоб, а уже потом стал осторожно вскрывать брюхо мутанта скальпелем для того, чтобы понять, как тот устроен. Всё бы ничего, вот только Дон никак не ожидал обнаружить… То, что обнаружил.
Сердце мутанта было устроено так, что при его остановке лопался специальный мешочек с незнакомым ему веществом, которое, вытекая, быстро начинало разъедать внутренние органы. Такое явление помогало подобным существам даже умирая не проигрывать полностью; превратив всё внутри в сплошную мешанину (и тем самым отбирая у него образцы для исследований) кислота уже стекала по округлым бокам тела на рабочий стол, вгрызаясь в прочный металл с такой же лёгкостью, с какой режут масло ножом. Явно не готовый к чему-то подобному владелец бо запаниковал, скинул тушу с кушетки, опасаясь того, что она уничтожит встроенное в неё оборудование, но он и подумать не мог, что, с неприятнейшим чавкающим звуком завалившись на бок, мутант сразу же следом за этим шлёпнется на живот, из которого на пол тут же начнёт вытекать та самая непонятная субстанция. И, более того, он даже в самом своём ярком бреду предположить не мог, что кислоте удастся проесть пол его лаборатории и он только чудом успел отодвинуть ближе к стенам действительно важные для него вещи, свалившись в скором времени вниз вместе с телом странного существа.
Прежде чем встать, потирая ушибленный затылок, умник откатился в сторону, дабы не контактировать с этим непонятным созданием. Он глянул на огромную дыру в полу его лаборатории и понял, что сегодня точно за такое вот от кого-нибудь да крупно получит. Оттащив труп мутанта на некоторое расстояние и решив, что займётся им как-нибудь потом, кареглазый поднялся в комнату к Микеланджело с небольшим рюкзачком - единственным, что он сумел достать из своей комнаты, снова не провалившись вниз - и кинул его куда-то к стенке. Младший, оторвавшись от чтения комикса, с удивлением глянул на него:
- Эй, ты чего?
- Понимаешь, у меня там немножко пол в лаборатории кислотой прожгло, так что теперь мне негде спать и… - приблизившись к обладателю оранжевой повязки, ниндзя склонился к нему, понижая голос до шёпота. - И поэтому спать я буду вместе с тобой, но ты ведь не против? – взглянув в замешкавшегося и покрасневшего мастера нунчак, он хитро улыбнулся, склонившись к самому его лицу. - О, не волнуйся, - губами выцеловывая дорожку от шеи до ключиц. - Много места я не займу…

***

Вечером, выйдя и комнаты брата и довольно потягиваясь, Донателло спустится туда, куда приземлился мутант, вместе со своим рюкзаком, в котором было всё самое необходимое для того, чтобы хотя бы для начала осмотреть тело. Надев на этот раз перчатки, которые бы точно помогли защититься от кислоты, Донни на некотором расстоянии изучил всё то, что находилось у существа в разрезанном животе. Специальными щипцами умник потянулся к странному инородному предмету продолговатой формы, который темнел на фоне мерзкой жижи. Дождавшись, когда с него стекут последние капельки кислоты, он поднёс предмет поближе, и, хорошенько его рассмотрев, пришел к выводу о том, что это некогда было жучком или каким-нибудь ретранслятором. Это было уже даже не столь важно, так как он наверняка уже не работал. Гораздо интереснее было то, что на обратной стороне виднелся очень интересный знак, который не тревожил черепах и не волновал город с тех пор, как куда-то запропастилась мисс, мать ее, Шреддер… Вот чёрт.

Донателло провел ладонью по лицу и едва слышно вздохнул. Братьям эта находка ой как не понравится!

@темы: Сплинтер, Рафаэль, Раф/Лео, Микеланджело, Леонардо, Донни/Майки, Донателло, TMNT, NC-17