Surudoi Nukimi no Ren
Мало, кто находит выход... Некоторые не видят его, даже если найдут... А многие даже не ищут (с) ЧК
Название: Старший брат
Автор: Surudoi Nukimi no Ren
Бета: Пока нет.
Жанр: angst, romance, action, drama, и малая доля юмора.
Фэндом: TMNT
Пейринг: Раф/Лео, Дон/Майки на заднем плане.
Рейтинг: пока G
Дисклеймер: герои, яой и инцест придуманы не мной.
Предупреждение: яой, инцест, зоофилия
От автора: ну, стоит, наверное, отметить, что это мой первый фанфик по данному фэндому.

Глава 6. Позже…

Лео…
Лео…
Лео… Я…
Вокруг не было ничего – лишь кромешная тьма. Он всё падал, падал и звал его.
Он не понимал, хотел ли он спасти Лео или же быть спасённым им. Боль блокировала все движения, он мог только тихо звать его, надеясь, что он придёт.
Он слышал, как слабо бьётся сердце, но не был уверен, что его…

- Вот! – улыбаясь, Лео подошёл к Рафу.
- Что это?
- Сам не видишь? Держи! – и маленький ниндзя повыше поднял плюшевого мишку.
Раф был сбит с толку. Почему он отдаёт ему эту игрушку? Ведь сейчас Лео лидер. Он, Рафаэль, обещал учителю вернуть мишку брату и сделал это. Лео было мало предыдущей ссоры?
Маленький Рафи скрестил руки на груди и недоверчиво уставился на Лео.
- Зачем ты его даёшь мне?
Леонардо улыбнулся ещё шире.
- Лидер обязан делить свои обязанности, так..? Раф… Раааф… Ты живой, брат?
Голос Лео постепенно менялся и превращался в другой, также знакомый ему. Обычно, когда Раф слышал этот голос, кулаки начинали чесаться, а сам он готовился к очередной пакости.
Но сейчас этот голос был для Рафа дорожкой к свету… Яркому свету в этом царстве мрака, боли и одиночества.

Сначала Раф сделал глубокий вдох, чтобы убедиться в том, что он жив. Потом он нехотя разлепил глаза. Изображение было расплывчатым, а голос Майки доносился как будто бы издалека. Он сощурился, пытаясь сфокусировать взгляд. Фигура, что маячила перед ним, явно принадлежала Микеланджело: оранжевая повязка, как всегда, мозолила глаза.
- Рафи, ты как?
Не так хорошо, но вскоре он всё-таки смог разглядеть Майки: тот пытался сохранять беспокоящееся выражение лица, однако по его дрожащим губам было видно, что тот еле сдерживал вырывающийся смех. Не имея сил говорить – голова болела, панцирь, казалось, вот-вот треснет – владелец саев лишь вопросительно сощурился. Вздохнув, Майки извлёк откуда-то зеркало и поднёс его к лицу Рафа.
Разгневанное мычание старшего брата потонул в истеричном смехе младшего.
На Рафе были те самые дурацкие очки с усами и носом-картошкой, которые когда-то любил носить Майки, чтобы пугать братьев. Мастера нунчак спасла только боль, всё так же пульсирующая в панцире и в руках владельца сев.
- Ох, Майки, сейчас не до твоих штучек.
Перед Рафом появился Дон. Выглядел он гораздо лучше, повязка была уже снята, правда небольшой порез на пластине ещё не затянулся. Оттянув смеющегося Майки за выстиранную повязку назад и сняв нелепые очки с Рафа, умник сел рядом с ним и положил руку на его лоб. Прикосновение ощущалось слабо, а по вискам потекли тёплые капли воды. Похоже, на нём был компрессор или просто мокрое полотенце.
- Ты как, Раф?
Владелец саев вделал несколько вдохов и выдохов, прежде чем ответить.
- Паршиво, – из-за слабости голос был тихим.
Похоже, то, что Раф уже мог огрызаться, немного успокоило Дона, и тот улыбнулся:
- В ближайшее время тебе лучше не двигаться. У тебя практически все кости переломаны, разве что рукам повезло больше. А вот спину ты повредил изрядно. От летального исхода тебя спасли только панцирь и костюм.
Дон кивнул на место рядом с койкой Рафа. Тот медленно повернул голову – оказывается, он лежал на футоне – и увидел то, что осталось от его шлема: какой-то вздувшийся металлический блин…
Воспоминания заставили владельца саев широко открыть глаза.
- Бомба…
- Раф, тебе нельзя нервничать! – Дон мягко похлопал его по макушке.
- Но Дон…
- Всё хорошо, всё в норме. Токсин уничтожен. Никто, кроме тебя, не пострадал.
Всё ещё находившийся под впечатлением от финала своей «ночной прогулки», владелец саев сначала не поверил словам брата. Но когда он убедился – скорее, убедил себя – что тот не врал, Раф улыбнулся так широко, как только мог, чувствуя, что тревоги отпускали его. Он готов был рассмеяться даже сильнее, чем Майки минуту назад – не то от страха, не то от облегчения. Всевидящий поднял левую руку – та почти не болела, но двигал он её с трудом из-за бинтов – и положил себе на глаза.
До чего забавно: совсем недавно Рафаэль сам пытался уложить взволнованного Донни на койку, а теперь они поменялись ролями. Братья…
- Дон, что случилось? Я думал… Думал, что…
- Ничего особенного. Лучше отдыхай. Ты здорово бредил, а когда ты проснулся…
- Господи, Дон! – убрав руку, повысил голос Раф. – Я уже распрощался с жизнью, готов был умереть, и сейчас я должен знать, какого панциря я всё ещё жив!
Умник был ошарашен таким поведением Рафаэля. Тому самому стало не по себе. Неужели он испугался? Страшно было даже подумать. Сколько раз он был на волоске от смерти, но только сейчас он показал свой страх…
- Прости, Донни. Я просто… Просто…
- Ничего, я понимаю, – Дон взял себя в руки и вернул на лицо лёгкую улыбку. – Вообще-то, первым, кого ты должен благодарить, это Лео. Как только он проснулся, тут же обратил внимание на твоё исчезновение. Почти сразу после этого я заметил, что пробирка с препаратом пропала – кстати, об этом я с тобой поговорю попозже… Всё же Лео молодец – быстро догадался, что ты задумал… Ну, а дальше всё просто: я выследил тебя по рации, и мы втроём пошли по следу…
Тут Дон запнулся. Его взгляд изучал руки у себя на коленях, которые непроизвольно сжались в кулаки.
- Мы ещё не успели добраться до порта, как услышали шум, доносящийся оттуда. Лео прибавил скорость, мы с Майки едва поспевали за ним… Не успели мы вдвоём добраться на место, как раздался взрыв…
Дон опять сделал паузу. Раф не торопил его: страх того, что в эпицентре взрыва оказался родной брат, мог потрясти даже непробиваемого ниндзя. Однако сейчас владельца саев волновало другое: если бомба взорвалась, то почему он не разлетелся на мелкие кусочки? Впрочем, если верить выше сказанным словам Донателло, догадаться было несложно.
- Я и Майки подобрались как можно ближе, – продолжил умник, – и увидели Лео. Когда мы подбежали к нему, то увидели, что он придерживал тебя…
Владелец бо заметно погрустнел: воспоминания о той ночи оставили очень неприятный оттенок.
- Хорошо, что ты не видел Лео тогда. Он… Ну… В общем, он… Да и мы с Майки тоже… Мы боялись, что ты… Ну, я, конечно же, осмотрел тебя и убедился, что ты…
Рафу стало стыдно. Он заставил братьев пройти через такое, и сейчас Дон по его просьбе вспоминал этот ужасный момент – момент, когда их брат, даже избежав взрыва, неподвижно лежал перед ними, не подавая признаков жизни…
- Ладно, Дон, я понял, – как бы небрежно бросил владелец саев. – Можешь дальше не рассказывать…
- Да ты бы видел, чувак! – Майки опять вылез из неоткуда, нависая прямо над Рафом. – Когда Лео тебя вытащил, он ещё долго не мог отклеиться от тебя. Он был так зол, он грозился тебя убить…
- Да перестань ты, Майки! – Донателло снова оттащил непоседливого братишку за повязку. – Сам-то чуть ли не рыдал, когда я был ранен.
- Да! И когда я увидел Рафа, я точно так же жутко испугался, – честность Микеланджело иногда просто убивала. – Но я же не говорил: «Как ты мог, идиот?» или «Только попробуй умереть, я тебя на том свете достану!». Или…
- Хорошо, а теперь…
- Да и ты хорош, Рафи! Всё во сне стонал «Лео» да «Лео». Дон, ты говорил, что он это… Как его… Бредит и…
- Ладно, ладно, братишка, думаю, Раф всё понял. А теперь иди и найди себе занятие – ему нужен отдых. Ещё лучше – найди Лео и скажи ему, что с Рафом всё хорошо.
Надувшись, Майк похлопал вспыльчивого брата по плечу – тот скорчился от боли и пробормотал что-то о мести – и покинул зал.
- Ладно, теперь отдыхай.
Дон хотел было подняться, но Раф его окликнул:
- А где Лео?
- Лео? – на секунду Дон замялся. – А, он медитирует. А теперь спи.
Не обращая внимания на «заботливую мамочку», как его окрестил владелец саев, умник погасил светильник и покинул помещение, оставив Рафа одного в темноте.

Рафаэль бросил взгляд в сторону, схватился левой рукой свой шлем и пододвинул поближе к себе.
После месячного отсутствия стража порядка в газетах стали писать, что тот был убит в одной из уличных потасовок. Что ж, теперь Раф мог с чистой совестью заявить, что Ночной Всевидящий погиб прошлой ночью, под обвалом, спасая Нью-Йорк от заражения токсином.
Но у Всевидящего не было никого. За всё время работы он не вступал ни с кем в контакт, разве что с небезызвестным Мстителем в Маске. Но у него, Рафа, были те, кто волновалась за него. Дон ухаживал за ним. Майки подшутил над ним не со зла, а с надеждой, что старший брат очнётся и сможет оценить шутку. Даже тот факт, что Караи – а он, судя по всему, был в штаб-квартире Фут – приняла Рафа, который терпеть её не мог, говорил о немалом. И ещё Леонардо, проклинавший его…
Раф ещё раз с интересом взглянул на шлем: что если бы это была его голова?
Юный ниндзя скрыл это, но то, что рассказали ему Дон и Майки – в частности, Майки – выбило его из колеи. Сколько раз Лео заставлял его беспокоиться, а теперь он сам стал объектом беспокойствия. Все угрозы, которые сыпал на него старший брат, были справедливы, ведь если бы они поменялись местами, Раф бы вёл себя точно так же. И всё же Дон был прав: как хорошо, что он, Рафаэль, не видел лица Лео там, на крыше…
Отбросив шлем в сторону – теперь он был бесполезен – ушедший на вечный покой Всевидящий предпринял попытку повернуться на живот. Сразу затрещали кости и панцирь. Ощущения были ничуть не лучше, чем тогда, под завалами. Но это не останавливало Рафа. Ему не понравилось выражение лица Дона, когда он спросил, где Лео. Ему хотелось увидеться с братом, убедиться, что хорошая новость, которую должен был принести Майки, хоть как-то его успокоила.
Он произносил его имя, когда был без сознания. Его волновало не то, что эти стоны мог услышать назойливый младший брат, а то, что их мог услышать Лео.
Хотя боль в руках была ещё терпима, Рафу с трудом удавалось удержаться на коленях. Сосредоточившись на подавлении этой боли, владелец саев вспомнил, как он потерял над собой контроль и как лишь голубые глаза, так похожие на глаза Лео, привели его в чувство. Тогда ему стало страшно, но Раф понимал, что на этой миссии гнев мог снова ослепить его. И теперь он вспоминал, ради чего вообще устроил этот маскарад. Он знал, ради чего, и хотел, чтобы Лео понял его.
Кое-как поднявшись на ноги, Раф покачнулся, схватился за правое плечо, на которое пришлось больше силы удара, чем на левое, и поплёлся к выходу.

Вокруг не было ни души, но в другом конце коридора Раф услышал подбадривающие крики Майки. Ниндзя направился туда. Каждый шаг понемногу отнимал у него силы и дыхание, про боль уже говорить не стоило. Упершись в стену, он прислушался: криков больше не было, зато был слышен другой звук, доносящийся из правого коридора.
Это была песня танцующих клинков… Сердце Рафа бешено застучало, предчувствуя неладное.
Доковыляв до места, он очутился в большом, потонувшем в полумраке зале. То, что он увидел, его нисколько не обрадовало.
Дон, Майки, Чаплин и ещё десяток футов стояли у стен и наблюдали за поединком Лео и Караи…

Глава 7. Правда.

Наблюдая за схваткой Караи и Лео, Раф почти забыл о своих сломанных костях. Он спрятался в тени, чтобы никто – особенно Лео – не знал о его присутствии.
«Если Лео не хотел, чтобы я был здесь, не буду его огорчать», – хмуро подумал Раф.
Он с самого начала был против этого поединка, хотя позже и сказал старшему брату, что уже смирился с этим. Он дал себе клятву, что если что-то пойдёт не так, он прервёт схватку. А что теперь он мог сделать в своём состоянии? Бежать на руках, предварительно отрезав себе ноги, чтобы нагрузки было меньше? Только вот беда – саи, судя по всему, конфисковал Дон, да они всё равно ничего резать не могли, только протыкать.
Раф еле удержался, чтобы не треснуть кулаком о стену – услышали бы другие, да и ударная волна прошлась бы по всему покалеченному телу. Почему эти двое вообще дрались? Разве он, Раф, не…
Но тут клинок Караи пролетел в сантиметре от лица Лео, что заставило Рафа отвлечься от своих размышлений. С этого момента он не пропускал ни единой атаки противников.

Леонардо был просто прекрасен. Он был подобен воде, преодолевающей все препятствия и постепенно разрушающей всё, чего она касается. Караи тоже была хороша, но ей было далеко до мастера катан, который легко управлял ходом поединка. Его плавные движения полностью отличались от грубых, резких атак Рафаэля. Раньше, наверное, лишь сила огненной ярости помогала ему равняться с лидером.
Лео не мог проиграть… Но…
Но даже несмотря на всё это, Раф всё равно беспокоился за него. Что-то в нём было такое, что нарушало всю композицию его движений. Словно в глубинах океана начинал просыпаться подводный вулкан. Что-то неуловимое, что в худший момент могло стоить Лео жизни…
И будто бы в подтверждении его мыслей Лео сделал неосторожный шаг, и катаны лидера взмыли вверх. На правой руке появился алый порез. Юная предводительница футов воспользовалась моментом, и направила остриё меча прямо в грудь Лео. Майки и Дон издали тревожный вздох.
Он не успевал увернуться… Она же сейчас его…
- Лео…
Раф уже подался вперёд, чтобы остановить этот ужас, но вмешательство оказалось излишним. Лео не растерялся: перехватил меч голыми руками, резким движением отстранил Караи от себя, подпрыгнул, схватил в воздухе своё оружие… Пара движений – и уже мечи Караи были отброшены в сторону, а Лео поднёс остриё своего к шее Караи. Признавая поражение, девушка опустилась на колени и закрыла глаза.
Бой окончен.
Братья подбежали к Лео, восторгаясь, какой у них замечательный лидер. Чаплин в свою очередь помог своей госпоже встать, при этом пытаясь подобрать какие-нибудь утешительные слова. Картина была действительно умиляющая. Хэппи енд, как окрестил её владелец саев.
Раф почувствовал себя лишним на этом празднике. У него не было никакого желания смотреть, как Майки бросается на Лео и обнимает его за шею, как Дон аккуратно берёт его руку и осматривает порез, бормоча что-то о наложении повязки, и как лидер скромно улыбается и тихо смеётся. Ухмыльнувшись, Раф поспешил покинуть помещение.
Он шёл по пустым коридорам обратно, на свою койку. Лео победил, но никакой радости бывший Всевидящий не ощущал. Что-то грызло его изнутри, а на сердце было тяжело. Это было вызвано вовсе не ослабевшим телом и не тем, что брат на его глазах чуть не попал под удар. Ему казалось, что он поступил неправильно, не поздравив Леонардо с заслуженной победой. Но с другой стороны Лео не было рядом, когда он пришёл в себя. Лео на стал ждать, когда он очнётся, чтобы провести этот поединок.
Неужели лидер был настолько на него сердит, что теперь сторонился его?
БУМ!
Тяжело дыша, Раф попытался встать с пола. Всего пару минут назад переломы были ему нипочём, а теперь он чувствовал себя истощённым и беспомощным. Глухо промычав, он стал медленно подниматься, пробуя хотя бы сесть, но он постоянно падал на холодный каменный пол.
- Чёрт…
Вот уже в третий раз он предпринял попытку встать. Вот он уже на ногах, оставалось только выпрямиться. Но тут боль резко ударила в левую ногу, Раф зажмурился и уже приготовился к новой встрече с полом, как тут его бережно подхватили чьи-то руки и медленно посадили на пол, продолжая придерживать его
- Раф, ты как?
Открыв глаза, владелец саев увидел Лео, чей взгляд был устремлён вовсе не ему в лицо, а на перевязанную грудную пластину.
- Раф, всё хорошо?
Тот ничего не мог ответить. Он молча положил голову ему на плечо, пытаясь отдышаться.
- Ладно… Давай медленно… Вот так… Хорошо…
Лео осторожно поставил Рафаэля на ноги и, перекинув его руку через своё плечо, пошёл вместе с ним в казармы футов.

Оказавшись так близко к Лео, Раф невольно вспомнил их недавний поцелуй – ну, или некое подобие поцелуя – когда лидер мирно спал, и покраснел. Хорошо, что сейчас владелец катан смотрел вперёд и ничего не заметил. Но приятные воспоминания длились недолго. Что-то было не так: Лео не просто следил за дорогой, он вообще упорно избегал зрительного контакта с Рафаэлем, хотя, судя по всему, знал, что тот на него смотрит. Будь младший брат в форме, он бы прижал его к стене, встряхнул и заставил смотреть ему в глаза. Но сейчас всё, что он мог, так это надеяться, что Лео не бросит его на полпути в казармы, так как он уже был не в состоянии добраться дотуда.
Раф не сразу почувствовал, как Лео остановился и уложил его обратно на койку. Надо отдать должное: лидер не стал мстить ему за своё «укладывание». Когда Лео убрал руки, владелец саев испугался, что брат уйдёт, но тот сел рядом, уставившись в одну точку перед собой и по-прежнему стараясь не смотреть на него.
Боль поутихла. Раф пытался понять, о чём думал лидер, но возникало ощущение, что тот лишь ждал, когда сорвиголова начнёт объяснять свой недавний поступок. Двое других братьев не стали вести допрос только потому, что он был слаб. Но Лео знал его чуть лучше и понимал, что работать языком он мог даже будучи одной ногой в могиле. Кроме того, пребывая в таком состоянии, Леонардо редко отличался добротой и заботой. Вспомнив рассказ Дона, владелец саев решил, что сейчас действительно не самое время строить из себя крутого парня. Следовало разобраться во всей этой ситуации. Сделав глубокий вдох, Раф начал:
- Почему ты…
- Почему ты…
Оба ниндзя заговорили одновременно. После неловкой паузы, Раф решил, что пока не стоит спрашивать напрямую, а начать разговор не так резко…
- Эй, ещё бы немного, и Караи бы тебя уделала.
В ответ Лео только хмыкнул. Что поделать? Раф никогда не ходил окольными путями и не отличался тактичностью. Просто в последнее время он стал замечать в себе столько изменений, что уже перестал этому удивляться.
Владелец саев внимательно смотрел на Лео, ожидая что-то ещё, помимо «хмыканья». Но тот по-прежнему смотрел лишь в пол. Выражение его лица было непроницаемым. Рафу уже стало казаться, что брат так и будет тут сидеть и притворяться шлангом, и хотел было потрясти его за плечо, но лидер неожиданно выпалил:
- Я знал, что ты был там и наблюдал за поединком.
Рафа это не впечатлило – раз лидер уже знал, флаг ему в руки. Больше всего его сбило с толку ледяное спокойствие в голосе Лео. Вся его сущность, сравнимая с голубым океаном, превращалась в обжигающий лёд. Наверное, именно поэтому бывший Всевидящий воздержался от ехидства.
Тем временем, Лео продолжил:
- Я видел, как ты чуть было не ринулся к нам, когда я упустил оружие…
- И поэтому ты решил не сдаваться, так как не хотел, чтобы я случайно попал под удар, – ворча, закончил за брата Раф, хотя в душе он был вовсе не против, если сказанное оказалось бы правдой. – Если бы ты дождался моей поправки, я бы успел подготовиться к такому повороту событий морально…
Рафаэль всё же решил подойти чуть поближе к теме, но этого было достаточно, чтобы разозлить Леонардо. Он, не оборачиваясь, ткнул пальцем в лоб непоседливого младшего брата и выдал:
- Во-первых, чтобы остановить тебя от вмешательства, потребовалась бы бетонная стена! А во-вторых, нечего получать переломы, чтобы потом не иметь возможности нормально ходить, а для этого нефиг шататься по городу в клоунском костюме и искать приключения на свой панцирь!
Лео был действительно зол, но Рафа не смутила его тирада. Наоборот: он разозлился даже сильнее, чем лидер.
- Если у тебя есть какие-то претензии ко мне, то для начала повернись своей рожей ко мне! И вообще…
- И вообще, – прервал его Лео, повернув к нему голову, но смотря куда-то в пространство за левым плечом Рафа. – мне казалось, что ты завязал с этой работёнкой.
Раф закатил глаза.
- Ох, ты, панцирь меня побери, а я и забыл совсем.
- Раф, прекрати!
- А ты прекрати смотреть сквозь меня, глупый лидер!
Но Лео будто и не слышал этих замечаний.
- Ты сорвался и полез к этим ребятам в одиночку, и при этом ты знал, что они ранили Дона, когда тот оказался один. И не смей говорить, что ты другой! Ты мог бы дождаться нас и избежать всего этого, так нет – грозному Рафаэлю захотелось вспомнить старые добрые деньки и порисоваться! Что, опять захотел отречься от нас, да?!
- Не тебе говорить об отрешении, Лео! – Раф схватил лидера за ремень от ножен и притянул к себе. – Ты знал, что я не меньше тебя ненавижу, когда что-то делается без моего ведома! А ты, повторяю, вступил в поединок с этой стервой, не дождавшись меня!
- Я уже говорил, что…
- Она ничем нам не помогла, разве что предоставила временное убежище! Так что мы ей ничем не обязаны! А если ты так благодаришь её за то, что тот докторишка перевязал меня и уложил баеньки, так пусть она придёт сюда и предъявит свои претензии мне!
Гневно вздохнув, Раф почувствовал, как его бок болезненно запульсировал. Он отпустил Лео и, не смотря на него, повернулся к нему спиной.
С минуту стояла тишина. Мастер саев нисколько не раскаивался в своих последних словах, хотя и стоило, ведь, так или иначе, для Лео это был нелёгкий бой. Но у Рафа была причина, чтобы верить в справедливость своих слов, и, похоже, лидер её разгадал:
- Так ты пошёл туда, чтобы сделать всё без помощи Караи и тем самым сделать наш уговор недействительным?
Раф не ответил.
- То есть, ты хочешь сказать, что ты рискнул своей жизнью лишь для того, чтобы наш поединок не состоялся?
Раф молчал. Гордость снова взяла верх и не позволила ему даже кивнуть в ответ.
- Раф, это же…
- Глупо? Возможно, – тихо отозвался Раф. – Что дальше? Поставишь меня в угол? Ах, какой ужас, я же стоять не могу…
И вновь стало тихо. Владелец саев так и лежал на боку, не осмелившись повернуться, чтобы снова увидеть, как Лео старается не смотреть ему в глаза. Раф был глубоко обижен: он старался, рисковал шкурой, а в итоге, всё оказалось напрасно. Если бы он знал, что всё так и будет, он бы не лежал сейчас здесь, изнемогая от боли, а шлем по-прежнему украшал бы трофейную выставку в комнате Сплинтера.
Лео отделался лишь небольшим порезом и, в конечном счёте, победил. Он опять всё сделал сам, а Раф, как всегда, оказался лишь помехой. А ему так хотелось оказаться нужным, быть опорой в его тяжкой участи лидера, а в итоге получил лишь эти бинты.
Он ведь… Раф просто беспокоился о Лео… Как он не мог этого понять? Почему он даже на миг не задумался, как ему, Рафаэлю, было больно смотреть на его усталый вид? Как хотелось схватить его и всю жизнь защищать в своих объятьях от всего, что могло причинить ему вред? Раф был согласен даже на роль безымянного героя, лишь бы делать для Лео всё, что было в его силах. Но он не удостоился даже этой чести…
«Скажи ему… Скажи ему всё…»
Может, если сказать всю правду – правду о том, что он теперь испытывал к Лео чувства гораздо более сильные, нежели братские, то будет проще? Или это бы всё усложнило?
«Скажи, сам же будешь мучиться…»
Раф был готов к этой муке, но скрывать свои чувства становилось всё сложнее и сложнее. Хотелось хоть как-то дать понять Лео, что он ему небезразличен… Но как он отреагирует?
«Скажи, ему, что ты его…»
- Лео, я…
Но договорить ему не дали, потому что в этот же момент его перевернули обратно на панцирь и положили на глаза мокрое полотенце. Раф даже не успел как следует выругаться, потому что все слова потонули в глубоком, страстном поцелуе.
Владелец саев не сразу осознал, что происходит, а язык Лео уже вовсю хозяйничал в его рту, лаская нёбо и задевая язык хозяина, а губы нежно касались его губ… Жарко… И чертовски приятно! Раф стал целовать его в ответ, не желая давать Лео взять инициативу, но тут чужие губы оставили его, а пока ниндзя переводил сбившееся дыхание, послышались удаляющиеся шаги.
Раф ещё долго лежал с полотенцем на глазах, до сих пор ощущая вкус губ лидера на своих собственных. В голове всё перемешалось, а когда всё встало на свои места, первая разумная мысль была следующая:
«Ну, держись, бесстрашный лидер, не я это начал…»

@темы: Рафаэль, Микеланджело, Леонардо, Донателло, NC-17