Anonymous...
На грани чувственности
Название: Breaking you [reprinting]
Автор: Anonymous...
Бета: Аюм Накамура
Фандом: TMNT(4 полнометражный фильм)
Пейринг: Леонардо/Рафаэль, упоминается Донателло/Микеланджело
Рейтинг: R
Размер: макси
Жанр: драма
Дисклаймер: материальной выгоды не имею.
Варнинг: родственные однополые отношения.
От Автора: Выражаю благодарность своей терпеливой и придирчивой Бетте, а так же *sneefee, арт который вдохновил меня писать.

Глава № 1


- Лео? – Раф смотрел на брата глазами полными ужаса. Почему он в крови? Где Шредер? Что произошло?
- Лео!!!
Острое понимание пронзило мозг и пробежалось током по позвоночнику.
Лео поднял пустой взгляд на брата и осел на пол.
- ЛЕО!!!- Раф закричал и проснулся.
Он просыпался с криком каждую ночь, вот уже месяц… С тех самых пор, когда Лео ушел.
Раф застонал и сжал ноющие виски. Он до сих пор ловил себя на той предательской надежде, что брат вернется. Войдет в их убежище и строго глянет на остолбеневшего Рафаэля…
Раф хлопнул себя по лбу, отгоняя непрошенные мысли.
Лео смылся и ладно. Они переживут. Невелика потеря…
Он отвернулся к стене и накрылся с головой одеялом, пытаясь снова провалиться в бессознательную темноту, но сон не шел. Мышцы ныли от боли, не давая уснуть. Раф попытался улечься поудобней, но при каждом движении мышцы начинали болеть все сильнее и сильнее.
Раф скривился. Вот уже месяц с того момента как Лео сбежал, он кует себе доспехи. Чтобы никто его не узнал. Город нельзя оставлять на растерзание преступности, но отец запретил им даже нос показывать на улицу, до возращения лидера, только что-то подсказывало Рафу, что он не скоро вернется, если вернется вообще.
Рафаэль поднялся и вышел из комнаты. Делать было все равно нечего, а если расходиться боль притупляется. Это он еще с детства усвоил, когда мышцы ныли от тренировок Сплинтера.
В гостиной горел свет. Подойдя к двери и заглянув внутрь, он обнаружил там Майки, спящего на коленях у Донателло. Умник ласково поглаживал хмурящего младшего по плечу и бездумно переключал ночные каналы, натыкаясь на очередную порнографию. Рафаэль уже было хотел уйти, чтобы не мешать, но тихий голос Донни остановил его.
- Не спиться, Раф?- спросил он, не отрываясь от своего занятия.
- Да… А тебе?- Рафаэль стоял у двери, не решаясь войти в комнату, дабы не нарушить единения двух братьев. Его присутствие казалось каким-то неправильным.
- Да тоже, знаешь ли. Плюс Майки все время кошмары сняться… уж лучше я рядом с ним побуду.
Майки снова тихо застонал, и Донни, наклонившись к нему, что-то ласково зашептал. Младший дернулся, но снова затих.
Раф развернулся и пошел по коридору.
Как ты мог нас бросить Лео, когда ты нам так нужен? ...
Посмотри на Майки! ...
После убийства шредера его мучают кошмары, а ты ушел…
Ненавижу! ...
Раф ударил по двери брата.
Ноги сами привели его к комнате Лео. Толкнув дверь, он помялся на пороге и вошел.
Тут царил педантичный порядок, даже после того как лидер покинул свою обитель.
Аккуратно застеленная постель, разложенные по полкам всевозможные вещи…
Рафу хотелось разнести здесь все, сломать, представляя как он ломает Лео…наказывает его за то что он бросил их…ушел…
Раф тихо застонал, понимая, что его мысли опять идут по кругу…
- Я ненавижу тебя... Лео…- прошептал он полумраку комнаты.
Пройдя к кровати, он повалился и сжался, словно эмбрион в яйце.
Постель все еще пахла Лео. Пахла кожей, чуточку гелем для душа, который так любил брат и чем-то неуловимо родным.
Зарывшись лицом в подушку, Раф вдыхал запах Лео и шептал одно и то же слово.
- Ненавижу… Ненавижу… Ненавижу…
Сон пришел внезапно… как и приходил всю неделю, что он засыпал в комнате брата…
Раф проснулся от крика Майки.
- Нет! Не уходи! Пожалуйста! Нет!
- Майки, тише - в голосе Донни сквозила усталость.- Тише, я же скоро вернусь.
- Нет!
В голосе младшего же слышались истерические нотки.
С недавних пор у Майки появилась странная фобия - он боялся оставаться один. После того как Лео исчез, младший не отпускал братьев от себя дальше, чем на метр. Его странная привязанность создавала ряд трудностей, особенно для Донни к которому Майки был привязан больше всех.
Рафа младший попросту побаивался. Да и как тут не бояться, когда Раф ходил угрюмый и молчаливый, а единственная пара слов, что добились от него домочадцы, были «Угу» и «Потом».
Так или иначе, видимо Донни решил слазить на поверхность, Раф слышал, что у него что-то сломалось в компьютере, и требовались детали.
Раф рыча, встал и вылетел из комнаты. В гостиной он обнаружил стоящего посредине Донни и крепко вцепившегося в него Майки. При виде ныне старшего брата парни затихли. Раф обвел их суровым взглядом и дернул Майки за руку.
- Пошли, салага. У нас много дел.
Донни облегченно вздохнул и, кивнув Рафу, направился к выходу. Собственно дел у них не было, однако дабы занять хоть как-то истеричного младшего брата Раф потащил его в кладовку, которую давно надо было разобрать.
Дверь открылась со второго пинка и, почти зашвырнув туда Майки, Раф схватился за первую попавшуюся коробку.
- Лишнее выкидывай, салага. Нужное выноси.
Майки радостно кивнул и закопался в хлам.
Раф невольно улыбнулся. Только младший так умел быстро переключаться с одного на другое. Минуту назад он готов был разреветься, а вот сейчас уже радостно перебирает поломанные игрушки.
Положа руку на сердце, Рафу абсолютно не хотелось возиться в старой и пыльной кладовке. Он вообще планировал посвятить себя полностью своему байку и новым доспехам, что он варил в заброшенный шахте подальше от братьев. Перспектива предоставить город самому себе, без защиты и без героев, не устраивала Рафа. В его голове давно уже созрел план как хоть немного исправить ситуацию… но тут у Майки начался новый приступ истерики и первое что пришло в голову Рафа была уборка в кладовке.
Донни вернется точно не скоро, ему тоже требовался отдых, а значит…
Раф вздохнул и открыл коробку.
Вот уже час он молча и безжалостно сортировал вещи. Сплинтер сунув свой нос в кладовку и пару раз чихнув, одобрительно бормоча, удалился смотреть свой очередной сериал.
Майки слишком радостно, по мнению Рафа, перебирал весь этот хлам, и каждый раз громко восклицал, находя то поломанную игрушку, то старую тетрадку.
Раф не разделял его счастья. Каждая вещь для него была цепочкой воспоминаний, которая так или иначе приводила к Лео.
Вот плющевой заяц.
Сплинтер подарил его мальчикам на рождество вместе с другими мягкими игрушками. Донни сразу понравился мишка, Майки щенок, а вот Лео и Рафу этот чертов заяц. хотя был еще вроде лисенок, но он уже не помнил. Зато помнил, как они подрались из-за этого зайца и как Сплинтер ругая, разнимал их. Он помнил, как разозлился и оторвал ни в чем неповинной игрушке ухо. Донни его потом пришил… Вон даже шовчик сохранился…
Раф безжалостно кинул игрушку в черный мешок для мусора. Майки, увидев это, дождался пока брат отвернется и вытянул зайку из мешка. Погладив выцветшую плющевую мордочку, Майки заботливо уложил его в коробку с нужными, по его мнению, вещами.
А вот его первая повязка…на одном из концов запеклась темно-бурая кровь. Это кровь Лео…
Когда они были маленькими часто их спарринги заканчивались тем, что Сплинтеру приходилось разнимать катающийся по полу рычащий клубок из мальчишек, которые, забыв о кодексе ниндзя и только что разученных приемах, старались побольнее нанести друг другу удар крепкими кулаками.
Рафаэль усмехнулся, и повязка полетела в мешок с мусором.
Он выпотрошил очередную коробку и придвинул к себе новую.
Открыв ее, Рафаэль глухо вскрикнул и отшвырнул коробку от себя. Майки бросился к нему.
- Раф! Что такое! Что случилось?
По полу покатились поблекшие от времени деревяшки запачканные в чем-то темном, почти черном. Майки непонимающе уставился на них, а потом перевел взгляд на брата. Лицо Рафа исказила странная гримаса боли и злости.


- Да пойми ты, наконец, что я хочу как лучше!- орал Лео. Из его рта вырывалось морозное облачко пара.
Зима только пришла в город, не успев покрыть снегом грязные улицы и голые деревья.
- Пошел ты!- Раф разнес стоящие рядом мусорные баки - С чего ты взял, что ты достоин?!
- Учитель так решил. И ты не вправе оспаривать его решения!
Горячие слезы обиды жгли глаза Рафа. Пару минут назад Лео нашел его, гуляющего по городу, и официально сообщил, что Сплинтер назначил его командиром их маленького отряда. Глаза старшего брата радостно горели, и Раф понял, что он первый с кем тот решил поделиться, но…
- Решил?! Да ты ни чем не лучше меня! Скажи тогда какого черта?! Почему тебе всегда достается самое лучшее!!!
- Раф…- Лео почти шептал.- Раф, пожалуйста.
- Ненавижу!
Натянув поглубже капюшон, Раф вылетает из закоулка, в котором они говорили. На пути он сталкивается с тройкой ребят, которые развязанной походкой направлялись к тому самому месту, где находиться Лео.
- Полегче, парниша, - рявкнул кто-то, но Раф не слушал.
Он несся сломя голову неизвестно куда.
А ведь он так надеялся, что Сплинтер все же выберет его. Он был почти уверен, ведь и драться он научился лучше Лео, и способнее в учебе специально стал, но все же учитель выбрал старшего…
Вернулся он домой часа через два. Продрогший и вымотанный.
- Эй, Раф, а разве Лео не с тобой?- Донни выглянул из-за своего компа.
- С чего ты взял?- рыкает Рафаэль.
- Да просто, - пожимает плечами умник - Он тебя искал, ну и я думал…
Донни снова прячется за свой пузатый монитор.
Раф нахмуриться. На улице был мороз и даже наконец-то пошел снег. На нем самом была теплые штаны и куртка, а на Лео не было ничего, не считая повязки.
Неужели он так торопился поделиться. Что вылетел не одевшись?
И до сих пор не пришел?
Странно все это.
Почему-то Раф срывается с места и летит к тому переулку. Сердце испуганно бухает с каждым шагом. Он и сам понимал, что Лео вряд ли задержался в том месте, однако почему сердце так тревожно сжималось?
Запах крови ударяет в нос сразу, как он влетел в этот вязкий полумрак. Лео был там. Он стоит, прислонившись к стене, и тихо стонет, а из его груди…
- Лео!
Он подлетает к брату и останавливается в пару сантиметров, не зная, что делать.
Из груди торчали разного вида и размера деревяшки, воткнутые почти наполовину. Как Лео еще дышал уму непостижимо.
- Раф, - Лео улыбается брату. - А я все ждал пока ты придешь, братишка…один я не дойду…
- Лео, ты…кто…о Господи…
- Ничего…все нормально…
- Эти парни!- внезапно пронзает его догадка. - Лео, почему ты…о Боже…
Он дотрагивается до Лео и руки моментально пачкаются в крови, которая кажется черной в ночи.
- Мутанты…люди бояться мутантов…помоги-ка мне…
Раф не помнил, как донес брата на руках, старясь не сместить палки, торчащие из груди. Вынимать их без жгутов и бинтов было опасно. Он попросту не смог бы остановить кровь.
Раф плакал, а Лео улыбался…


Сколько им было? Не больше пятнадцати-шестнадцати…
- Раф, ну ты чего?- Майки тряс брата за плечо.
- Ничего…все хорошо…убери эти палки…выброси! А лучше сожги.
Майки испуганно смотрел на Рафа.
Рафаэль больше не мог находиться в этой кладовке ни минуты и поэтому вылетел, наплевав на очередную возможную истерику Майки. Пускай себе ревет сколько влезет. Если на то пошло Сплинтер сидит в гостиной. Вот пускай и к нему чешет.
Раф влетел в свою комнату и забился в самый дальний угол.
Постепенно тошнота, которая подкатила к горлу прошла, и наступило состояние оцепенения.
Раф сидел на полу и смотрел в одну точку. Перед глазами все еще стоял образ Лео… Лео который так тепло улыбался, когда он нес его на руках, Лео, который после подшучивал над ним, что тот плакал как малое дитя в переулке… Лео…
Решения пришло внезапно.
- Учитель?- Раф влетел в гостиную. Майки сидел там, у ног отца и с интересом смотрел начинающие телешоу.
- Да, сынок. Что случилось?
- У нас есть доски?
- Да - Сплинтер удивленно посмотрел на Рафаэля.
- Где?
- Посмотри в столярной. А зачем тебе?…
Но Раф уже не слушал, а мчался в мастерскую учителя.
Доски были что надо. Длинные и крепкие.
Схватив их и не забыв молоток с гвоздями, Раф направился, довольно улыбаясь, по коридору. Дойдя до двери Лео, он в последний раз окинул комнату старшего брата и принялся за работу.

- Раф! – маленький Лео налетает вихрем на брата и сбивает его с ног.
Рафаэль фыркает и пытается спихнуть его, но Лео заливисто смеется и не отпускает.
- Ты чего?- Раф невольно начинает улыбаться.
- Ты не ушел!
- Нет. С чего ты решил?- Раф недоуменно смотрит на брата.
Лео в раз становиться серьезным.
- Прости меня, ладно? Я не хотел говорить тебе, что ты ненужный. Ты очень нужный, Раф, ну честно. Просто я очень разозлился, когда ты разорвался Честера.
- Кого?- не понимает Раф.
- Ну, тот Зайка. Донни обещал его зашить. А хочешь, я тебе его отдам? Ты только не уходи.
- Да не уходил я никуда! Я в кладовке сидел, – нехотя признается он.
Лео еще сильнее стискивает его в своих объятьях и тихо шепчет на ухо.- Не бросай меня больше. Слышишь? Никогда не бросай.


Сплинтер стоял за углом и с болью наблюдал, как Рафаэль заколачивает дверь старшего брата.
***

- Лео?!
Голос брата зазвенел в ушах.
Леонардо рывком выходит из оцепенения и сразу же в нос ударяет кислый запах. Глаза бездумно фиксируют картинку окружающей реальности.
Кровь на стенах, кровь на полу, кровь на катанах….. кровь…она везде, а тело врага, лежащее у его ног, кажется сломанной куклой…
Лео переводит взгляд на Рафа, стоящего в проеме некогда красивой и величественной залы. Кусок грязной ткани перебинтовывает сочащуюся кровью кисть. Капли с неприятным хлюпаньем падают на каменный пол, эхом разносясь в пространстве.
На Рафаэле тоже кровь…
Он похож на Бога Войны - жестокий и прекрасный в своей стихии, только взгляд рубиновых глаз испуганный и загнанный.
Сознание Леонардо словно перезагружается, и он начинает понимать происходящие.
- Раф…- Катаны с тихим звоном падают на пол. - Не смотри на меня….не смотри….
Раф отталкивается от проема и быстрыми шагами направляется к старшему.
- Лео!
Но Леонардо продолжается пятиться, пока не запинается об руку лежащего врага на полу. Он неловко взмахивает руками и падает в лужу крови.
Кровь, опять эта яркая и алая, слепящая кровь…
Лео неловко пытается перевернуться на бок. Что бы встать, но тут его взгляд упирается в остекленевшие глаза трупа. Черные, обсидиановые глаза смотрят на него с насмешкой, а наконец увиденная нижняя часть лица оскалена в торжествующей улыбке.
Шредер мертв, но они все же проиграли битву за непорочность своей души.
И Лео испуганно кричит.
Чьи-то руки обхватывают его и прижимают к твердому телу, но Лео вырывается и продолжает кричать, пока в легких не начинает колоть от недостатка кислорода.
А потом наступает темнота, только и в ней он продолжает чувствовать этот кислый запах… Запах свернувшейся крови….

Он очнулся в своей комнате. Все еще не понимая, где он, Лео со стоном попытался сесть. Сломанные в бою ребра сразу же дали о себе знать.
- Леонардо, лежи-лежи сынок - теплые лапки учителя сразу же уложили его обратно.
- Пить - прошептал Лео.
К губам сразу же приставили пиалу с холодной водой. Лео жадно приник к ней и закашлял. Вдоволь напившись, он снова откинулся на кровать.
- Как ты, сынок?- спросил мягко учитель, поглаживая его по руке.
Внезапно перед глазами Лео замелькала чехарда событий в который рекой лилась кровь и он убивал… Убивал Шредера.
- О Господи - простонал он и сжался в позу эмбриона. Ребра сразу же больно впились во внутренние мышцы, но ему было все равно. Болевые рецепторы лишь фиксировали боль, однако сознание Леонардо не воспринимала ее. Перед глазами все еще стоял образ безумной улыбки мертвеца.
- Леонардо, разогнись. У тебя сместятся все сломанные ребра, и вправить их будет уже сложнее.
Учитель почти с силой разогнул скрючившегося Леонардо и снова приставил к губам пиалу, на этот раз с чем-то горьким и едким.
Леонардо замотал головой и стиснул зубы, однако Сплинтер быстро схватил его за горло и нажав на нужные точки силой открыл рот, вливая содержимое пиалы и массируя при этом пальцами горло, чтобы тот проглотил раньше чем успел выплюнуть.
- Прекрати себя истязать, - жесткий голос учителя подействовал на Леонардо, словно транквилизатор. Апатия навалилась с новой силой, и он уставился пустым взглядом на стену.
- Леонардо, - смягчился Сплинтер. - Все хорошо, сынок. Все хорошо.
Но лидер лишь устало прикрыл глаза. Учитель что-то еще говорил, но он не вслушивался. Сознание начало опять куда-то уплывать, видимо из-за влитых в него лекарств. Постепенно он провалился в беспокойный сон. И снова ярко алые капли стекали и падали на каменный пол с громким хлюпаньем, и снова эта улыбка мертвеца преследовала его.
Когда он очнулся в следующий, раз учителя не было, но был Раф.
Он сидел на полу, прижавшись спиной к краю кровати, и спал, свесив голову на грудь.
Сердце Лео сжалось при виде брата.
Когда они были детьми, Раф часто проскальзывал к нему ночью, когда Лео болел и дремал именно в такой позе на полу, боясь даже садиться на кровать, чтобы, не дай Бог, Леонардо не проснулся.
- Сон и время лечит, - так всегда говорил Сплинтер и Рафаэль искренне в это верил.
Но не в этот раз.
Лео все еще помнил глаза полные испуга и растерянности, глаза брата, стоящего в дверном проеме.
Стараясь не шуметь, чтобы не разбудить Рафаэля, он поднялся и еле сдержал стон. Раны еще не зажили, и двигаться ему явно не следовало. Но Лео упрямо делая шаг за шагом к двери.
Ему не хотелось ни минуты оставаться с Рафом в одной комнате и вряд ли он сможет выдержать полный отвращения взгляд брата.
Убийца…
Это слово четко вырезалось в подкорке мозга и маячило перед глазами.
Убийца-убийца-убийца.
Услышать это из уст брата было страшно.
Он помнил, как прокладывал себе дорогу к Шреддеру, нанося точные и смертельные удары воинам клана Фут. Убийца-убийца-убийца.
Он прочел это слово по губам умирающего врага. Умирающего, но торжествующего.
Ноги подкосились, и Лео упал на пол, глухо вскрикнув. Боль ослепила на считанные секунды сознание, но этих секунд хватило, чтобы брат проснулся.
- Совсем сдурел!- Раф тут же подскочил к нему и поднял на руки - Куда ты пошел? Чего тебе не лежится?
- Убийца - всхлипнул Лео и слезы хлынули из глаз - Убийца-убийца-убийца…
Раф опешил от такой истерики, но быстро пришел в себя и отнес Лео к кровати. Сев на нее и держа брата на коленях, он принялся покачивать его и баюкать словно дитя.
- Ну, нет, конечно же нет, мой хороший. Конечно же нет, мой славный. Все хорошо. Все закончилось. Я здесь, я рядом, слышишь?
Лео слышал, но ему хотелось оглохнуть, чтобы теплые нежные слова не проникали в его голову и не заставляли сердце сжиматься при каждом ударе, не хотел, чтобы они зарождали в нем крохотную надежу на прощение.
Раф продолжал его баюкать, осыпая виски легкими поцелуями. Он понимал, что Лео сорвался, сломался, однако упрямо верил, что все наладиться, но только не знал как.
Ему хотелось спрятать брата от всего мира, чтобы никто не мешал ему, чтобы никто не беспокоил. Однако все что он мог это баюкать его на руках, слушая невнятное полу бредовое бормотание и всхлипы.
Лео не заметил, как заснул на руках у Рафаэля, а тот осторожно положив его на кровать еще долго стоял и просто смотрел на сжавшегося под тонким одеялом Леонардо.

- Это твое окончательно решение, сын мой?- спросил Сплинтер буравя тяжелым взглядом Лео, сидящего перед ним в смиреной позе.
- Да, учитель. Мне стоит уйти. Так будет лучше для всех.- Леонардо отвел глаза.
Это решение далось ему нелегко, но он больше не мог оставаться в этом городе, который пах теперь для него кровью, он больше не мог слышать голоса тех, кого он убил.
Нет. Все. Хватит.
И пусть его уход больше похож на бегство, но иначе он не мог. Не мог больше просыпаться в объятиях Рафа, который раз за разом сидел на полу в его комнате, не спя ночами и следя, за состоянием Лео.
- Подумай о своих братьях, Леонардо. Ты так легко бросишь их?
- Думаю, Рафаэль с радостью возглавит семью. Ведь он так об этом мечтал. - спокойно ответил Лео.
При звуке имени брата сердце предательски заныло. Брат стал для него спасительным балластом на грани реальности и бреда.
Лео не сомневался, что Рафаэль справиться и без него. Он был сильный, а Лео сломался. Теперь он скорее обуза.
- Ну что, если тебя ничего тут не держит… - Сплинтер пошевелил усами и тяжело вздохнул- Куда ты держишь путь, сын мой?
- Еще не решил, но думаю мне лучше быть подальше от города - грустно улыбнулся Лео.
- Тогда советую побывать в Центральной Америке. Думаю, природа этой страны как нельзя лучше подойдет тебе, - улыбнулся
- Спасибо, сенсей - Лео сложил руки в благодарном жесте. - Мне пора. Не хотелось бы встречаться с Рафаэлем. Зная его взрывной характер, боюсь, он не поймет меня сейчас.
Лео встал и, поклонившись, вышел. Учитель тяжело закрыл морду лапками и долго сидел в этой усталой позе.
Братья спали наверху в своих комнатах.
Лео грустно посмотрел на лестницу, проведя рукой по железным чуть ржавым перилам.
Но решение было принято. Накинув на плечо рюкзак, который был припрятан у подножия лестницы в кладовке, он зашагал к выходу.
Чем дальше Лео уходил, тем тяжелее становилось на сердце, но его врожденное упрямство толкало его вперед и вперед.
Леонардо прошел по главному коллектору к спуску за пределы города. Вода падала с большой высоты, метров пятнадцать, прикинул Лео. Он давно мечтал спрыгнуть с этой возвышенности. Только вот обратно после прыжка дороги в город не было. Пришлось бы очень долго плыть, чтобы выбраться на невысокий, но все же крутой берег.
- Лео!
Леонардо испуганно обернулся. В десяти метрах от него стоял Раф.
Брат держался за правый бок и тяжело дышал. Было ясно, что расстояние, что Лео прошел за час Раф одолел минут за пятнадцать.
План спокойно исчезнуть из жизни братьев полетел к чертям, как и все к чему прикасался Рафаэль.
- Не смей! Не смей бросать нас! - закричал Раф.
Его хриплое дыхание вырывалось из груди легким облачком пара.
Скоро настанет зима, свинцовые тучи нависли над городом и с них робко падали первые снежинки. Они кружились в воздухе, будто стыдливо прикрывая черную землю и этот грязный и жестокий город. А через месяц буде Рождество… но Лео уже не увидит елку, не утроит привычную потасовку с Рафаэлем за одинаковые подарки, не попробует очередной кулинарный шедевр Эйприл и не будет вымученно улыбаться, жуя ее отраву, а потом обниматься с туалетом…
Лео грустно улыбнулся и сделал маленький шажок назад.
- Нет! Нет!!!!!!!!!
Но Лео уже прыгнул.
Прости Раф…ты сильный, ты справишься….а я нет…
Ледяная вода обожгла и выбила последний кислород из легких, но Лео все плыл и плыл под водой, боясь выныривать, боясь увидеть Рафа, который стоял на краю коллектора и плакал словно потерянное дитя.

Лео наблюдал за дождем днем за днем. Сезон дождей шел вот уже три недели. Три недели не прекращающего проливного ливня.
Леонардо наблюдал за этим из своей пещеры, запрятанной глубоко в джунглях. вот уже полгода он здесь. Пол долгих года.
Джунгли так и не приняли его. И дело было не в том, что он не знал как добыть себе пропитание или обогреться. Нет.
Джунгли отторгали его словно чужеродный элемент, натравливая на него своих зверей, скидывая с деревьев и жаля насекомыми и непонятными цветами.
Лео чувствовал, что он чужой, однако продолжал упрямо жить, хотя жизнью это было тяжело назвать. Борьба за выживание…только вот с кем? С самим собой.
Свой нынешний дом он нашел только спустя месяц, а до этого ютился в ветвях деревьев, опасаясь хищников. Пещера располагалась в одинокой скале близ водоема. Место было надежно укрыто непроходимой чащей, и располагалась достаточно высоко, чтобы плотоядные хищники не смогли туда забраться. Она была не больше комнаты Лео. Сухая и в принципе уютная.
По крайней мере, он так себя успокаивал.
Продуктами он запасся еще до начала дождей, помня из передач «Discovery», что это такое, сухие дрова и прочий хворост занимали почти большую часть его маленького дома.
Лео не любил этот дождь.
Мысленно он возвращался его в те годы, когда…

- Не приближайся ко мне!- кричит Леонардо, отпихивая Рафа, который виновато протягивает к нему руку. Старшего колотит настолько, что он срывает полуобгоревшую повязку с глаз и швыряет ее на газон.
Они стоят у входа в парк. На них простая человеческая одежда и глубоко надвинутые на глаза бейсболки. Их почти не узнать на улице, только кожа зеленая. Почти люди….
- Ну чего ты так взъелся, - бубнит Раф себе под нос.
- Чего я взъелся?- Лео аж задыхается от такой наглости. - А до тебя не доходит? Или может быть, это я устроил взрыв той бензоколонке? Да нам повезло, что парень, который в той будке сидел, отлить вышел!!!
- Что орешь!- огрызается Раф, но словно вспоминая о своей вине, снова затихает - Они сами виноваты, что бензин разлили…
- Ты имбицил или притворяешься??? Там знак висел! Не курить! Раф, у тебя последние мозги отшибло, да?
Лео никогда не признается, что ему нравится, как Рафаэль курит.
Ему нравиться, как он зубами небрежно достает сигарету и потом начинает хлопать себя по карманам, ища спички, ибо денег на зажигалку у Рафа никогда нет. Ему нравиться, как Раф берет тоненькую спичку огромными пальцами и небрежно чиркает ею по ближайшей стене. Лео никогда не признается брату, что ему нравиться, как огонек на пару секунд освещает рубиновые глаза брата, а потом гаснет, но глаза брата продолжают будто тлеть в этой тьме. Рафаэль всегда стоит в такие минуты в шаге от старшего и, глубоко затягиваясь, выдыхает ему дым в лицо. Леонардо знает двусмысленность этого жеста, но только морщится от дыма. Раф всегда усмехается и отворачивается.
Леонардо знает, что брат курит только при нем, поэтому они так часто бродят одни по спящим улицам, но сегодня они совершили ошибку. Вернее ее совершил Рафаэль, бросив окурок куда-то в сторону бензоколонки, которую как раз не так давно заправляли бензином, и маленькая лужица сползла по склону, где стояла колонка, к дорожке по которой они мирно прогуливались.
Секундная вспышка и потом взрыв…
Раф замирает, не доходя до Лео и трех шагов, и опускает голову.
- Ну, хочешь я брошу?- тихо спрашивает он. - Выкину чертову пачку, и больше никогда не буду курить.
Лео хочет начать снова орать, о том, что его все достало. Им всего девятнадцать, подростковый возраст должен уже миновать, но у Рафаэля он длиться с самого рождения…
Он уже было открывает рот и набирает в грудь побольше воздуха, как словно кто-то открыл на небе кран, и на них обрушивается ледяной дождь.
Они оба задирают голову и растерянно моргают. Туч не было часа два назад, когда они отправились пройтись по спящему городу или они просто не замечали их во тьме ночи.
Шок проходит и Леонардо понимает, что ему ничего больше не хочется. Наступает состояния оцепенения.
- Я ничего не хочу от тебя - тихо говорит Леонардо и разворачивается.
- Куда ты?- в голосе брата слышится тревога.
- Думать. Мне нужно побыть одному.
Лео долго бродит по парку, не боясь быть замеченным, дождь все льет и льет как из ведра и на улице давно ни души. Да и на часах уже три ночи.
Спустя час, а может даже два, когда тело окончательно заледенело и Лео сковала сонливость (как никак он не теплокровный) он возвращается к воротам. На бордюре у проезжей части сидит Рафаэль, положив голову на руки, сложенные на подогнутых коленях. В руках он сжимает повязку старшего.
Лео устало трет глаза и с тяжелым вздохом подходит к брату
- Раф, - тихо зовет он.
Рафаэль резко дергается и поднимает голову. Его глаза сонно моргают и с трудом фокусируются на старшем.- Пошли домой, - тихо произносит Лео и берет свою повязку из рук брата.- Не хватало еще и заболеть. Отец тогда точно три шкуры с нас спустит
На миг в глазах Рафа вспыхивает такая детская радость…
Радость в глазах Рафаэля явление редкое.


Леонардо со вздохом отвернулся от монотонного пейзажа непогоды джунглей. Раф обычно либо был зол, либо хмур. Пограничного состояния у него не было.
Лео почти выбил из себя мысли о семье, однако стоило дождю хлынуть, как Раф вихрем ворвался в его сны и воспоминания. А за ним пришли и другие образы.
Донни…
Майки…
Сплинтер…
Эйприл…
Лео подбросил хворосту в костер и закутался в ту хламиду, что служила ему и одеялом и плащом и иногда подушкой.
Сырость все равно пробиралась под грубую ткань и Лео зябко ежился.

- Совсем ледышка, - усмехается Раф, потершись носом о нос брата.
Лео не любил осень. Промозглую и грязную. Кутайся не кутайся в воротник, все равно ветер продувает его насквозь, вместе с хилой, сто раз залатанной, курткой.
Леонардо недовольно отпихивает Рафа, но тот лишь хрипло смеется и, сдергивая с себя шерстяной красный шарф, заботливо укутывает в него старшего.
- А как же ты?- спрашивает Лео, пряча нос в спасительном тепле.
Раф заливисто смеется.
- У меня огонь в крови. Не замерзну.